Тайный легион независимости: 100 лет назад в УНР создали разведывательные органы

Николай Красовский — руководитель Информационного бюро Разведывательной управы Генштаба Армии УНР

На фоне пафосного празднования 20 декабря 2017 года в Российской Федерации 100-летию российских органов госбезопасности еще и еще раз приходит осознание того, какие мы все же с ними разные: ментально, духовно, исторически.

Несмотря на то, что в 1991 году на Лубянке снесли памятник Феликсу Дзержинскому, его дух ни с луб’янських кабинетов, ни с площадей и улиц русских городов и сел никуда не делся.

Его дело живет и процветает.

Не удивительно, что нынешние российские спецслужбы на протяжении последней четверти века гордо именуют себя правопреемниками советских органов госбезопасности — ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ, соответственно, с тех пор и ведут свою родословную, гордятся своими предшественниками, каждый раз выпускают до юбилейных дат памятные знаки, которые мало чем отличаются от тех, что украшали грудь заслуженных чекистов сорок, шестьдесят, восемьдесят лет назад. Похож отчеканили и до 100-летия.

Между историей русской и советской разведки и контрразведки давно поставлен знак равенства. Точнее, летописцы и нынешние российские создатели этой истории сами сознательно поставили этот знак.

А следовательно, весь шлейф негатива, и вся карма никуда не делись, они незримо сопровождают нынешних «рыцарей плаща и кинжала» во всех их делах по сей день.

А говорить при этом о какой-то целесообразности попытки руководителей ФСБ РФ по случаю столетнего юбилея оправдать чекистов за прошлые репрессии и преступления вообще является кощунством.

В противовес этому еще в 1991 году и Служба безопасности Украины в целом, и подразделения украинской внешней разведки в частности, решительно заявили, что не являются правопреемниками советских органов госбезопасности.

Зато начали взвешенно и тщательно выписывать свою историю, внимательно относиться к своей родословной, стараться объективно изобразить свой путь — пусть бы он не всегда в прошлом был безоблачным.

В п’ятитомному научном издании «Специальные службы Украины от древнейших времен до современности», которое сейчас поэтапно готовится и публикуется под эгидой Национальной академии наук Украины, Института истории Украины и Национальной академии СБУ, четко определены исторические периоды исследования: Киевская Русь, казацкая Украина, национально-освободительное движение 1917 — 1921 годов, спецслужба Государственного Центра УНР в изгнании, разведка и контрразведка ОУН и УПА, спецслужбы во времена новейшей истории Украины.

Период деятельности советских спецслужб на территории Украины вынесен за рамки этого исследования, ему будет посвящено отдельное издание, и это вполне логично.

То было другое государство — СССР, и подразделения украинской разведки и контрразведки в тот период работали в интересах Советского Союза.

Сейчас, когда на государственном уровне отмечается 100-летие Украинской революции 1917 — 1921 лет, удобный случай вспомнить, что именно в тот период зарождались национальные спецслужбы, точнее возрождались.

Ведь основу их деятельности, основополагающий стержень составляли дух, доблесть и героические поступки вивідників княжеской эпохи, казацких пластунов, дозорных и вездесущих агентов Богдана Хмельницкого.

На патриотической волне провозглашения Украинской Народной Республики все это появилось с новой силой, и ради вековечной цели украинцев — удержать, развить и защитить свою независимость и государственность.

В советские времена нечего было и говорить о какой-то самобытность, скажем, украинской разведки, свой особый путь, почерк.

И даже до самого выражения «украинский разведчик» отношение было разным. Десятилетиями оно поглощалось понятием «советский разведчик», и этому были свои логические закономерные объяснения.

Взглянуть же за другие временные рамки — не советские — в период существования СССР вообще мало кто решался, не говоря уже о попытках изобразить положительно представителя разведки украинских эмиграционных структур.

Поэтому нередко выдающиеся герои-разведчики теряли свою национальную самоидентификацию.

В широкой сознании жил общий положительный образ разведчиков Макарова-Кольцова, Исаева-Штирлица, Белова-Вайса, Бурлакова-Вихря, Абеля-Фишера, Молодого-Лонсдейла…

Говоря же о зарождении украинской разведки, в те, советские, времена ссылались на указание Иностранного отдела ОГПУ при Совете Народных Комиссаров СССР, которая поступила в адрес ГПУ УССР 4 марта 1925 года, о необходимости организации разведывательной работы в республике, в частности, создания зарубежных резидентур в Польше и Румынии.

С учетом этого на вопрос «Когда в Украине было создано разведку?» чаще всего давался такой ответ: «Приблизительно в 1925 году».

Зато лишь в годы независимости Украины неравнодушные к объективного воссоздания истории национальных спецслужб ученые, в частности доктора исторических наук Сидак В. С., Веденеев Д. В.,

Вронская Т. В. и другие, начали писать настоящую историю отечественной разведки.

Настойчивые поиски документов в отечественных и зарубежных архивах дали возможность заполнить белые пятна нашей истории.

Итак, за отправную точку истории украинской разведки в этот период следует брать не 1925-й, а 1918 год.

Тогда, по Центральной Рады, происходила перестройка вооруженных сил и специальных служб Украины. Особенно остро этот вопрос встал после подписания Брестского мирного договора УНР со странами Центрального блока (27 января 1918 г.).

Ведь на то время угроза агрессии со стороны советской России оставалась достаточно реальной, несмотря на то, что в подписанном ею Брестском мирном договоре со странами австро-германского блока (март 1918 г.) был такой пункт: «Россия обязывается немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой и признать мирный договор между этим государством и четырьмя союзными державами. Украинскую территорию немедленно очистить от российского войска и русской красной гвардии… Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или публичных учреждений Украинской Народной Республики».

В марте 1918 года, как указывается в найденных учеными документах в фондах Центрального государственного архива высших органов власти и управления Украины, новый начальник Генерального штаба Армии УНР полковник А. Сливинский произвел его структурную реорганизацию.

Отныне Генштаб состоял из двух генерал-квартирмейстерств: первое из них занималось управлением оперативной деятельностью армии, а второе — проблемами развития самих вооруженных сил.

Кроме этих главных подразделений, Генштаб имел и отдельные структуры, которые были обязаны обеспечивать армию конфиденциальной служебной информацией, а именно: «розвідковий» подотдел во главе с подполковником В. Колосовским и подотдел заграничного связи под руководством генерала А. Березовского, который должен был организовывать работу военного атташата УНР.

Начальником «розвідкового» подотдела 10 марта 1918 года назначили Владимира Колосовского, как свидетельствуют данные из его послужного списка.

Согласно приказу военного министра УНР от 11 апреля 1918 года, разведывательное подразделение получило статус отдела разведки 1-го генерал-квартирмейстерства.

Таким образом, найдено формализованные даты образования подразделений украинской разведки.

По состоянию на 19 апреля 1918 года указанный отдел разведки, как свидетельствуют архивные документы, по штату имел следующие должности: начальника, его помощника, двух офицеров для поручений, двух переводчиков и одного чиновника.

Начальник отдела Колосовский осуществлял общее руководство работой разведывательного подразделения.

Его помощник есаул Матвиенко занимался организацией агентурной деятельности военной разведки («управление тайной разведкой»).

Один из старшин для поручений (куренной Мазур-Ляховский) проводил допросы военнопленных и граждан, прибывающих с территории советской России, а второй (куренной Марченко) поддерживал контакты с «политическим бюро по делам контрразведки», изымал ценную для разведки информацию, что ее накапливало указанное бюро.

Один из переводчиков (должность второго была вакантной) переводил материалы с немецкого и французского языков. Чиновник выполнял функции делопроизводителя подразделения.

В этот период главное внимание украинской разведки было сосредоточено на изучении положения на фронтах советских войск в районе Дона и Кубани, учитывая непосредственную близость этих регионов к границам Украины.

Также осуществлялась разведка Румынии, руководство которой не скрывало своих намерений относительно оккупации Северной Буковины и Южной Бессарабии. Эти направления работы расценивались как приоритетные.

Кроме этого, собирали разведывательную информацию о армии других государств. Добытые отделом сведения ежедневно попадали в разведывательные отчеты для командования Армии УНР.

Одновременно отдел разрабатывал рекомендации для военных атташе УНР за рубежом.

Закономерно, что с самого начала разведка была военной. Такие приоритеты сохранились и по Гетманата и Директории УНР.

Это объяснялось тем, что все это время не прекращалось вооруженное противостояние как внутри республики, так и на внешних фронтах, что требовало регулярного поступления разведывательных данных относительно противника, прежде всего военного характера.

То были сложные времена как для Украинского государства, так и для тех, кто стоял у истоков создания национальных разведывательных органов.

В тогдашних руководителей страны еще не было должного понимания, что разведка может стать серьезным специальным инструментом в борьбе за государственность Украины.

Далеко не все имели четкое представление о границах ее возможностей и компетенции, о том, какие формы и методы они могут использовать, не всегда выделялись необходимые средства для развертывания масштабной работы за рубежом.

Нередко игнорировалась добытая информация, да и вообще военному строительству не уделялось должное внимание, что в конечном итоге и привело к поражению в освободительных соревнованиях.

Кроме того, разведотдел испытывал трудности из-за нехватки квалифицированных кадров и материально-техническую затруднения.

Советские же спецслужбы, на содержание которых тогдашние вожди не жалели ни средств, ни средств, конечно, имели больше возможностей в этом неравном противостоянии.

И все же даже при таких условиях украинская разведка демонстрировала свою дееспособность, эффективность и огромный потенциал за счет настоящих патриотов, смелых и отчаянных, готовых жертвовать собой ради лучшего будущего свободной, независимой и суверенной Украины.

Непредвзятый взгляд на биографии ярких представителей национальных спецслужб дает возможность понять, что побудило их к определенным действиям и поступкам, давало силы побеждать врагов Украины в неравном противостоянии, не сломаться, не отчаяться, не опустить руки даже тогда, когда таяли последние надежды.

Заглянув за кулисы архивных дел, по-новому прочитуєш те далекие события нашей истории. И тогда становится еще понятнее, почему в советские времена они трактовались в искаженном свете, почему образы представителей тайного легиона Украинской революции и до сих пор оскверняются российской пропагандой.

В то же время знания тех событий дает толчок для понимания того, что происходит сегодня вокруг Украины, природы российской агрессивной политики и деятельности ее спецслужб.

Ведь то, что творилось в 1917-1921 годах на территории Украины, те «гибридные» методы ведения большевистско-украинских войн в различных формах проявляются в наше время.

Бесспорно, для нынешних сотрудников разведывательных органов Украины определяющие даты, связанные с образованием и становлением разведки по новейшей истории, является более памятными, ближе, понятнее.

Скажем, для военной разведки — это 7 сентября. В этот день в 1992 году вышел Указ Президента Украины «Об Управлении военной стратегической разведки Министерства обороны Украины» и с тех пор отмечается профессиональный праздник — День военной разведки Украины.

Сотрудники украинской внешней разведки вспоминают 28 декабря 1991 года — день подписания главой СНБУ Марчуком Есть. К. оргштату Главного управления разведки СНБУ, 14 октября 2004 года — дату подписания Президентом Украины Указа «О создании Службы внешней разведки Украины» и 1 декабря 2005 года — день принятия Верховной Радой Украины Закона Украины «О Службе внешней разведки Украины».

Зато уже редко кто в Украине и вспомнит о отправную дату празднования советскими разведчиками своего профессионального праздника — 20 декабря 1920 года, когда был образован Иностранный отдел ВЧК при НКВД РСФСР.

Это свидетельствует о том, что мы последовательно отдаляемся от советского прошлого, что процесс переосмысления истории спецслужб в Украине имеет неотвратимый характер. Сегодня на наших глазах творится новая история, и мы являемся ее непосредственными участниками.

Александр СКРИПНИК,

исследователь истории спецслужб