Путь гигантов

Шлях гігантів

У владельцев украинских крупных предприятий есть амбиции относительно того, чтобы их бизнес не ограничивался только территорией Украины. В довоенный период наши компании осуществляли достаточно активную экспансию за рубеж.

Более того, до мирового кризиса 2008-го процесс создания украинских ТНК (транснациональных корпораций. — Ред.) происходил естественно. Тогда это касалось прежде всего сферы металлургии. Большое значение имели амбиции. Однако кризис ударил именно по тем, кто инвестировал. Они тогда проиграли.

Времена изменились, но возможности для создания украинских ТНК до сих пор есть. По официальному определению Комиссии по торговле и развитию ООН, ТНК — это компания, которая имеет представительство в двух странах или более независимо от их юридического статуса в сфере деятельности. Она осуществляет общее управление из единого центра, а отдельные ее единицы связаны структурой собственности или другим способом. Центральный офис или материнская компания, имеет значительное влияние на деятельность через контроль над знаниями, ресурсами, ответственностью и тому подобное. Есть также ориентировочные количественные показатели для действующих ТНК. Годовой объем продаж должен превышать $1 млрд, доля зарубежных активов должна составлять не менее 25% общей стоимости активов компании, а внешнеэкономические операции — одну пятую — треть всего оборота.

В отличие от крупных предприятий ТНК перемещают за границу не товары, а деньги, ресурсы и сам процесс производства. Там они совмещают это с местной рабочей силой и таким образом выступают источником иностранных инвестиций для стран их пребывания. Сегодня на деятельность ТНК приходится более 50% мирового производства и свыше 65% мировой торговли и международной миграции капитала, то есть влияние ТНК на мировую экономику очень велик. Прибыль от продажи продукции таких компаний часто превышают бюджеты даже развитых стран мира. Крупнейшие ТНК находятся в США (около 150 крупных компаний, которые соответствуют описанным характеристикам, по состоянию на 2015 год), Китае (более 100), Японии (60), Германии, Франции, Великобритании (по 30), Южной Кореи (25), Швейцарии (17). В то же время в последние годы ТНК создают и в странах, активно развиваются, например Индии и Мексике.

Главная цель, которая побуждает компании выходить за границу, сугубо прагматичная — прибыли. Они растут благодаря уменьшению транспортных расходов, ввозных пошлин, а также дешевому сырью, рабочей силе и другим факторам. Положительными моментами для страны, которая принимает эти компании, является получение иностранных инвестиций, создания рабочих мест, использование технологий, лучшего опыта организации бизнеса. Но есть и отрицательные.

Поскольку речь о сверхмощные мировые структуры, то, во-первых, они способны уничтожить конкуренцию национальных производителей в отдельных секторах и отраслях экономики, во-вторых, очень влияют на экономическую политику страны. Поэтому, чтобы проводить суверенную политику, надо думать, как взаимодействовать с ТНК и что им можно противопоставить. Основная задача — не бороться с этими компаниями (ведь возможности государств здесь весьма ограничены), а согласовать их интересы со стратегическими интересами экономики страны. Хорошим примером является Китай. Благодаря привлечению иностранного капитала ТНК страна получила огромный толчок для экономического развития. Политика привлечения иностранного капитала в Поднебесной ведется до сих пор, а начало ее расцвета там работало более 500 крупнейших корпораций мира. Китай сумел поставить эту огромную мощь на службу национальным интересам.
Второе направление — создание собственных ТНК. Однако может ли Украина создать конкурентоспособные ТНК на уровне Южной Кореи, Индии или Мексики?

НАЦИОНАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ СПОСОБЕН КОНКУРИРОВАТЬ С ТНК ВНУТРИ СТРАНЫ ЛИШЬ ТОГДА, КОГДА САМ СТРУКТУРИРУЕТСЯ В МОЩНЫЕ ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ, КОТОРЫЕ ОСУЩЕСТВЛЯЮТ АКТИВНУЮ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКУЮ ПОЛИТИКУ

Национальный капитал способен конкурировать с ТНК внутри страны лишь тогда, когда сам структурируется в мощные финансово-промышленные образования, которые осуществляют активную внешнеэкономическую политику. Однако стоит понять, что ведение внешней политики зависит от того, насколько ты силен внутри страны. Поэтому сначала надо разобраться, в чем украинские компании действительно могут быть и являются сильными. Принцип конкурентного преимущества страны зависит от того, в чем она реально способна конкурировать с другими. Наши конкурентные преимущества — это географическое положение (транспорт, газопроводы, порты Черного моря), АПК и пищепром, креативные решения. (В прошлом году украинцы создали 10 всемирно известных стартапов, которые будут работать, ведь деньги на них уже собраны. И это не только ИТ.) Еще одно преимущество — не наименьшее, а, возможно, одна из главных — военно-промышленный комплекс (ВПК). Под ВПК следует понимать все индустрии, которые входят в этот кластер (машиностроение, ракетостроение и др).

Именно сейчас, когда идет война, упомянутое направление является приоритетным и превращается в украинскую конкурентное преимущество. Это тот случай, когда военная угроза становится мощным стимулом, что, кстати, в свое время произошло в Израиле. Далее можно упомянуть высокие технологии. В этом кластере наши компании могли бы быть конкурентоспособными снаружи и открывать предприятия в других странах, таким образом создавая ТНК. По принципу конкурентных преимуществ действовала, например, Южная Корея. Ее преимущество — ментальность граждан, способных работать на конвейерах, где важна точность. Они колоссально дисциплинированы и внимательны к деталям. Поэтому корейцы использовали это, но через государственные приоритеты. Такой была государственная стратегия.

Если взглянуть на перечень 200 крупнейших компаний Украины (по доходам, доходами и другими параметрами), то часть их попадает под определение корпораций Комиссией ООН по объемам продаж и приоритетными сферами деятельности, которые являются украинскими конкурентными преимуществами. Например, Укргаздобыча — государственная компания, которая вполне может стать ТНК.

Опыт добычи полезных ископаемых в Северной Африке, странах Ближнего Востока и создание там дочерних предприятий украинские компании уже имеют. За прошлый год Укргаздобыча получило 55 млрд грн выручки и 12 млрд грн доходов. Другой пример — предприятия, которые относятся к сфере ритейла. К примеру, «Эпицентр» с оборотом 28 млрд грн. Он не монополист на украинском рынке, однако очень мощный. В свое время появлялись сообщения, что компания планирует выход на рынок Грузии. Говоря об украинских ТНК, не стоит забывать и о странах бывшего СССР. Не только государства Балтии, но и про Кавказ и Среднюю Азию. Украинской ТНК называли и ROSHEN, которая имела заводы в Клайпеде и Липецке. По своим показателям эта компания может быть ТНК и сегодня. Продолжим список и вспомним крупные сети украинских АЗС или машиностроительных гигантов «Мотор Сич» и «Антонов». В целом примерно 25 украинских компаний из списка 200 крупнейших соответствуют критериям, которые дают возможность стать ТНК.

Еще один метод создания ТНК — привлечение иностранных партнеров в стране, где планируют разместить бизнес. Если бы Укртрансгаз (который является частью Нафтогаза, но обеспечивает больше доходов) шел таким путем, у него были бы все шансы стать ТНК. Остальное уже есть: огромный оборот, прибыли и тому подобное.
Что же есть сегодня в Украине? ТНК создает производства за рубежом, а это деньги, которые идут из одной страны в другую. Сейчас у нас около $40 млрд прямых иностранных инвестиций. Значительная часть из них — это деньги ТНК, которые либо работают непосредственно (McDonalds, Nestle и т. п), либо сотрудничают с местными компаниями (например, «Богдан» фармакологические «Дарница» и «Фармак», где одним из инвесторов есть крупные иностранные компании). Теперь относительно инвестиций из Украины.

На сегодня эта цифра составляет около $6,5 млрд прямых инвестиций в экономику других стран. Казалось бы, не так уж и мало. Однако есть нюанс: 93% тех денег инвестировано в экономику только Кипра. Только 2,2% — России, 1,2% — Латвии, 0,8% — Польши, а 1% приходится на остальные страны. Очевидной является проблема оффшоров. С одной стороны, это связано с состоянием нашей правоохранительной системы и защитой прав собственности. С другой — это возможность использовать так называемое трансфертное ценообразование, чтобы избегать уплаты налогов в Украине. Владельцы больших и мощных компаний, которые являются самыми богатыми украинскими гражданами, вместо того чтобы содействовать государству и создать удобную и прозрачную систему, в частности и прежде всего для себя (а они могут это сделать), пользуются оффшорами. В результате оказывается, что «украинская ТНК» на самом деле из Белиза или Кипра.

Ситуация медленно меняется. По статистике, хотя объем инвестиций в 2017‑м и был небольшим (в годовом исчислении около $15 млн), но количество стран с нормальной юрисдикцией растет. Это связано с политикой, которая касается происхождения и движения капитала.
В деле создания ТНК в первую очередь важны два момента: во-первых, государственные приоритеты экономического развития. Эта политика должна основываться на конкурентных преимуществах самой страны. Мы можем делать присуще нам на сегодня. Во-вторых, можно быть сильным снаружи только тогда, когда ты сильный, конкурентоспособный внутри страны.