Предпринимательство: спящий гигант

Підприємництво: сплячий гігант

О чем свидетельствует статистика демографии предприятий Украины

Есть только один способ обеспечить стойкий благосостояние народа — создать эффективную экономику. Как это сделать — вопрос очень сложный, над ним ломали головы и копья тысячи экономистов и государственных деятелей. Оно не имеет единого ответа, потому что каждая история экономического успеха особая. Но есть одна составляющая, без которой не обошлась ни одна успешная страна. Эффективная экономика невозможна без предпринимателя. Что больше в стране реализованных предпринимателей, тем выше конкуренция, задоволеніші потребители, быстрый прогресс. Тогда страна напоминает тренированный организм спортсмена, готов устанавливать новые рекорды. Чем меньше предпринимателей, тем слабее развитие, а страна смахивает на статичное болото.

Далеко позади

Лучший показатель для анализа предпринимательства — количество активных компаний. Она показывает, насколько вообще предпринимательский талант распространен и реализован в стране. Ее динамика помогает понять, развивается государство или приходит в упадок, а также указывает на то, насколько весомые препятствия приходится преодолевать предпринимателю, чтобы реализовать свои проекты.

В Украине Госстат определяет активное предприятие как статистическую единицу, занимающаяся реализацией продукции, работ и услуг и имеет наемных работников. И этим наше определение отличается от европейского, которое учитывает и предпринимателей, которые (пока что) никого не нанимают. Неуніфіковані с ЕС определение активных предприятий, запоздание и ограниченность публикаций данных о них затрудняют анализ бизнес-демографии в Украине. Но не могут скрыть реальную картину, которая дает много информации для размышлений.

По данным Госстата, на конец 2016-го в Украине функционировало 606 тыс. активных предприятий (до кризиса 2014-2015 годов их было почти столько же — 670 тыс.). Если отбросить агробизнес и госуправление и оборону (чтобы иметь возможность сравнивать), то получится 121 активное предприятие на 10 тыс. населения — так называемая плотность активных предприятий (см. «Бедные, потому что пассивные»). Это не просто мало, а очень мало по сравнению как с восточноевропейскими странами, так и с развитыми странами ЕС. Ближайшая к нам по этому показателю Франция имеет в полтора раза больше активных предприятий. На графике видно, что для подавляющей части стран этот показатель превышает 200, для некоторых — более чем вдвое.
Важный момент: плотность предприятий является фактором не уровня развития страны, а скорее легкости ведения бизнеса в ней. Самый высокий показатель в Эстонии, которая известна своими реформами, проведенными для стимулирования предпринимательской деятельности, и которая в последнем рейтинге «Легкость ведения бизнеса» от Всемирного банка заняла 12-е место. Самый низкий показатель во Франции, экономика которой развитая и структурированная, но в то же время очень зарегулирована и социально направленная.

Важное дополнение

Чтобы картина была полной, надо учитывать и предпринимателей-единоличников, которые работают без наемных работников. Часть из них в будущем расширять бизнес, начнет нанимать и таким образом перейдет в разряд больших по размеру и численности занятых. Поэтому является фундаментом, основным источником пополнения совокупности активных предприятий с наемными работниками. Она содержит концентрат предпринимательского таланта, показывает бизнес в зародыше. Другая часть — просто представители свободных профессий или семейного бизнеса. Обе эти категории очень экономически и социально важные, потому что, вероятно, является основой среднего класса в каждой стране.

Пласт предпринимателей-единоличников очень мощный во многих европейских странах (см. «Бедные, потому что пассивные»). Например, в Чехии, Словакии и Литве густота таких предпринимателей-единоличников значительно превышает 500 на 10 тыс. человек населения, то есть по крайней мере каждый 20-й их гражданин — предприниматель. Это примеры тех стран, которые пытаются как можно полнее раскрыть потенциал внутреннего предпринимательства, чтобы благодаря ему достичь высоких темпов экономического роста, а впоследствии и приличного уровня благосостояния. Зато в Хорватии, Румынии, Болгарии этот пласт гораздо меньше, поэтому не удивительно, что уровень их экономического развития заметно ниже, чем у стран, которые являются лидерами по упомянутому показателю. Во Франции количество предпринимателей-единоличников более чем в два раза превосходит показатель для Германии, но это объясняется культурой предпринимательства, ведь немцы традиционно фокусируют активность на уровне средних предприятий (міттельштандів), поэтому у них деловая активность концентрируется не среди единоличников, а среди уже сложившихся предприятий с наемными работниками, по густоте которых Германия опережает Францию.

Что больше в стране реализованных предпринимателей, тем выше конкуренция, задоволеніші потребители, быстрый прогресс. Тогда страна напоминает тренированный организм спортсмена, готов устанавливать новые рекорды

Украинские искривление

Госстат не дает статистики активных предпринимателей-единоличников по Украине. Поэтому приходится анализировать физических лиц-предпринимателей (ФЛП). К ним относятся все или почти все единоличники, по крайней мере те, кто работает легально. Но они включают не только их, потому что некоторые ФЛП имеют наемных работников и, наверное, попадают в перечень активных предприятий (с наемными работниками), за которыми Госстат публикует информацию.

Если сравнивать украинских ФОТ с единоличниками из других стран (это мы делаем с приведенными выше замечаниями), то получается такая картина (см. «Искривленная реальность»). Если бы ФОТ были исключительно единоличниками, то по состоянию на 2016 год по показателю их густоты (почти 360 ФЛП на 10 тыс. человек населения) Украина была бы где-то посередине перечня проанализированных стран. Это якобы неплохо и дает многим основания утверждать, что у нас достаточно развито предпринимательство. Но если проанализировать структуру ФОТ, то станет понятно, что нам до Европы как до Китая пешком.

Во-первых, 54% ФОТ в Украине — это торговцы, представители отрасли «Оптовая и розничная торговля, ремонт автотранспортных средств и мотоциклов». С одной стороны, чтобы торговать на базаре, также нужны определенные навыки, готовность брать на себя риск и тому подобное. Впрочем, чтобы купить дешевле и продать дороже, большого ума или предпринимательского таланта не нужно. Поэтому эта составляющая указывает не столько на наличие предпринимательского таланта в Украине, как на его низкое качество. Если ее не учитывать, то плотность ФОТ у нас будет на уровне стран с наименьшими показателями для предпринимателей-единоличников. Это ближе к действительности. С другой стороны, такая численность торговцев свидетельствует о том, что людям просто некуда деться и не за что взяться. Они должны как-то зарабатывать на проживание, но не способны придумать что-то сложнее для занятия предпринимательством, потому что не хватает знаний. Что более развитая страна, чем насыщеннее и диверсифікованіший рынок труда она имеет, тем меньше в ней киосков, базаров, стихийных торговцев на улицах. В Украине торговцев (киосков, бабушек, путешествующих базаров) очень много. Это не что раньше, как показатель низкого уровня развития и экономической безысходности.

Підприємництво: сплячий гігант

Во-вторых, аномально высокая у нас и густота ФЛП, работающих в отрасли «Транспорт, складское хозяйство, почтовая и курьерская деятельность». Вероятно, речь идет в основном о перевозчиков. Это понятно, потому что после торговли, пожалуй, самая простая идея для бизнеса — пригнать из Европы подержанное авто и перевозить грузы или пассажиров. Это имеет определенные последствия. Первый — рынок грузоперевозок перенасыщен, водители часами ожидают своей очереди, чтобы загрузиться зерном, свеклой, львовским мусором или еще чем, потому что имеют много конкурентов. Заработки невысокие, а мороки с б / у автомобилями ой как много. Правда, перевозчики этим не слишком беспокоятся, потому что выбора у них как такового нет. Второй — пассажирские перевозки некачественные, часто-густо людей транспортируют в устаревших бусах, переоборудованных из грузовых, чтобы меньше платить за растаможку. По оценкам министра инфраструктуры Владимира Омеляна, в Украине более половины пассажирских перевозок осуществляется без соответствующих документов. Качество автотранспорта в разы ниже, чем даже в Турции, не говоря о странах к западу от нас. Именно поэтому в ЕС перевозками занимаются достаточно крупные компании, которые обычно имеют лицензию и выполняют все требования к своей работе. Поэтому в них перевозчиков-единоличников меньше, зато качество услуг куда выше. Следовательно, показатели ФОТ в транспортной отрасли — это также следствие простой идеи и безысходности.

В-третьих, многочисленной категорией ФОТ являются предприниматели, работающие в информационно-телекоммуникационной отрасли. Видимо, речь идет в основном о программистах. Здесь также есть своя особенность. Так, класс украинских программистов достаточно высок. Если бы они жили в другой стране, то, вероятно, работали бы на какую-то IT-компанию, которая предлагает рынку конечный продукт. Но в Украине мало кто пытается развивать такие компании, потому что есть риск, что начнутся частые «маски-шоу» и визиты других заинтересованных поживиться с чужого заработка. Добавьте сюда проблемы с интеллектуальной собственностью и защитой прав на нее — и картина станет полной. Поэтому наши программисты предпочитают работать как ФЛП на аутсорсі у иностранных компаний, чтобы как можно меньше пересекаться с государственными органами и законодательным полем. Следствие — заметно выше плотность ФЛП-айтишников (прежде всего единоличников), зато в разы меньшая плотность активных предприятий ИТ-отрасли, имеющие наемных работников. Украинская ИТ-отрасль искривлена под давлением наших реалий, что очень хорошо свидетельствуют показатели активных предприятий и ФЛП.

Наконец, у нас низкая плотность строителей — как единоличных предпринимателей, так и предприятий с наемными работниками. Если сравнивать с европейскими странами, то мы отстаем в 3-10 раз. Причина одна: большинство наших строителей работают нелегально. Отрасль преимущественно в тени. Это касается и единоличников, и бригад, и компаний, которые могут нанимать тысячи людей, но почти всю зарплату платить им в конвертах без всяких социальных обязательств. Строители у нас всегда в избытке, поэтому их стоимость низкая, а текучесть большая. Отрасль очень циклична, поэтому компаниям выгоднее нанимать на проект рабочих и избавляться от них после первых сигналов кризиса. Поэтому в наших условиях работать официально, с длительными трудовыми отношениями — большая роскошь для строительных компаний. Если бы преобладала такая практика, предприятия отрасли сразу теряли бы конкурентоспособности и вылетали с рынка.

В то же время если взглянуть на отраслевое распределение активных предприятий, которые имеют наемных работников, то невооруженным глазом видно, что в Украине слишком много тех, которые оказывают «Прочие услуги». Что это за услуги, остается только догадываться. Но, вероятно, львиная доля предприятий, которые принадлежат к этой области, или фиктивные, или зарабатывают на том, чтобы помогать реальному бизнесу выживать, просто работать или даже достигать успеха в экономической среде, которое имеем на сегодня. Развито «деструктивное» предпринимательство также является показателем уровня развития экономики.

Анемический развитие

Если бы при существующей низкой численности и искривленной структуры активных предприятий Украина имела высокие темпы создания новых, проблема не была бы такой острой. Ведь новые, потенциально более качественные единицы постепенно вытесняли бы из экономического ландшафта все старое и отсталое. Но, к сожалению, и здесь наша страна пасет задних (см. «Удручающая равновесие»). По результатам 2015 года (более свежих данных Госстата нет) в Украине отношение новорожденных активных предприятий к общему их количеству составило 7,7%. По этому показателю мы находимся посредине перечня анализируемых стран. Но если принять во внимание, что общее количество компаний, от которой считается прирост, у нас очень низкая, то и прирост будет далеким от необходимого. Фактически плотность рожденных предприятий, то есть их количество на 10 тыс. человек населения, ниже только во Франции и Германии, экономики которых слишком развитые и устоявшиеся, чтобы иметь высокие темпы прироста.
Более того, невысокий темп рождения полностью нивелируется одним из самых быстрых темпов смерти предприятий. В 2015-м эти два показателя для Украины были равными, что приводило полнейший застой в численности и структуре.
Конечно, можно апеллировать к тому, что 2015-й был кризисным. Однако в 2013-м, последнем некризисном году, за который Госстат опубликовал данные, темп рождения предприятий был не намного выше — 9,1%. Темп смерти (6,6%) давал возможность получить небольшое положительное сальдо, но его мало для того, чтобы в ближайшее время догнать соседние европейские страны по плотности активных предприятий. По неофициальным данным, опубликованным в СМИ, 2017-го в Украине создано более 70 тыс. компаний, что помогло выйти на темп рождения свыше 10%. Если бы он сохранился на годы и сопровождался низким темпом смерти предприятий, то через одно – два десятилетия украинский экономический ландшафт насытился бы до уровня наших западных соседей. Но сегодня об этом можно только мечтать.

Підприємництво: сплячий гігант

Глубокие причины

Из приведенного анализа видно, что показатели демографии предприятий удручающие, даже если брать в расчет лишь имеющиеся ограниченные данные, которые публикует Госкомстат. Наш поразительно низкий уровень предпринимательской активности особенно заметен на фоне европейских стран. Само наличие огромных диспропорций в показателях демографии предприятий Украины уже свидетельствует о том, что здесь мы находимся за миллионы световых лет от ЕС, будто играем в низшей лиге и вынуждены решать задачи совсем другого уровня, чем Европа.

Важно, что это проблема не сегодняшнего дня и, возможно, даже не периода независимости. Поэтому оснований обвинять конкретно нынешнюю власть нет. Возлагать вину можно разве что на все правительства независимой Украины, да и то не за их действия, а за системную бездеятельность. Но для того, чтобы понять масштабы проблемы, нужно попытаться проанализировать, почему мы имеем то, что имеем. Причин может быть несколько.

Главной причиной, лежащей на поверхности, является плохой инвестиционный климат. Предприятия — это живые организмы, которые рождаются, растут, умирают. Если их сравнить с растениями, то европейские страны (особенно восточноевропейские, которые провели либеральные реформы, вроде Эстонии) для них словно тропики, в которых растет все, а растительность изобилует в любое время года. Зато Украина для предприятий — суровое Заполярье, в климатических условиях которого мало кто может выжить, а если и выживет, то вегетативный период (рост, развитие) длится крайне недолго (от кризиса до кризиса). Недаром условия деятельности предприятий называют именно (инвестиционным) климатом: у нас он не просто неблагоприятный, а нажатие, то есть уничтожает даже то, что относительно здоровое.

Что привело к формированию такого инвестиционного климата, давно и всем известно: ненасытные силовики, которые постоянно давят и нагоняют страх, пытаясь поживиться; коррумпированные судьи, способные очевидные дела решить в пользу злоумышленника; изобретательные ради собственной выгоды чиновники готовы попутно усложнить жизнь предпринимателю; несокрушимые олигархи, которые убивают конкуренцию во всех отраслях, до которых только коснутся. Пожалуй, каждая страна в мире является раем для определенной категории людей. Например, США (Кремниевая долина, но не только) — рай для инноваторов, Новая Зеландия — рай для ценителей природы, Россия — рай для бандитов, скандинавские страны, говорят, является раем для наемных работников, Эстонию считают раем для предпринимателей. А вот Украина — рай для силовиков, чиновников и олигархов: у них здесь огромные возможности иметь все и в то же время минимум шансов быть наказанными. С развитием предпринимательства это никак не вяжется.

Підприємництво: сплячий гігант

Вторая причина, очень важная, — низкий уровень бизнес-образования украинцев или даже экономической грамотности. Пусть там что мы говорим, а большинство из нас родилось за плановой экономики и многие так и не усвоил принципов и правил рыночной экономической системы. Даже если в человеке спит предпринимательский гений, без должных знаний он так и останется латентным. Максимум, на что сподобится такое лицо, — торговля на базаре или автомобильные перевозки, и показывает украинская статистика. Во многих успешных странах дети с детства изучают в школах бизнес-лидерство или экономическую грамотность. Это требование самой жизни. Зато у нас про рыночную экономику дети немножко узнают лишь в старших классах, да и то не все, а в университете общеобразовательный курс пробегают так, чтобы было. Украинская система образования выпускает людей, абсолютно не готовых работать и конкурировать в условиях рыночной экономики, не говоря уже о занятии предпринимательством. По этой причине наша бизнес-демография не улучшится, даже если инвестиционный климат удастся сделать значительно более благоприятным для предпринимателя.

Не последней среди причин слабой предпринимательской активности является трудовая миграция. Между эмигрантом и предпринимателем немало общего: обоим приходится брать на себя значительные риски, воплощая задуманное, идти в неизвестное и «с колес» бороться с непредвиденными обстоятельствами. Поэтому велика вероятность того, что немалое количество украинцев — трудовых мигрантов — это потерянные для страны предприниматели. За рубежом они никогда не достигнут того, чего могли бы достичь здесь, но в Украине свои силы не попробуют никогда, потому что здесь слишком много помех. То есть предпринимательский талант может просто хронически покидать страну вместе с трудовыми мигрантами. Пользуясь возможностей за рубежом, они упускают их здесь. От того страна теряет больше, чем эти люди. Вот ключевая вещь, которую нужно осознавать.

Наконец, слабые показатели бизнес-демографии имеют и гораздо более глубокие ментальные причины. Главная из них — это страх. В ХХ веке было истреблено столько предприимчивых украинцев, прежде всего кулаков, но не только, что боязнь выделяться из серой массы могла укорениться в наших генах. С советских времен целая государственная машина нагоняла страх на людей, истребляя и преследуя инициативных и креативных, в частности предпринимателей. Союза нет уже 27 лет, но его нишу успешно заняли силовики, чиновники, политики и многие другие. Они постоянно нас чем-то пугают. В итоге вместо того, чтобы открыть собственное дело, человек заплетается в паутине вопросов без ответа. А вдруг у меня не получится? Что я буду делать, когда вылечу в трубу? А что как на меня «наедут»? Как мне пройти эту бюрократическую волокиту? Зачем мне вся эта морока? Поддержки ниоткуда нет и не будет, зато претендентов на готовенькое найдется немало — достаточно лишь добиться минимального положительного результата. Вот этот страх не только не дает обществу раскрыться и реализовать свой потенциал, но и парализует предпринимательский талант на уровне страны. Потому что не может быть созидания и развития там, где речь идет о борьбе за выживание. Это один из законов природы, хорошо отражен в нашей реальности и показателях демографии предприятий Украины.