Предприниматели и суперсила. Как в Украине развивается социальный бизнес

Підприємці й суперсила. Як в Україні розвивається соціальний бізнес

Социальное предпринимательство стало хорошим трендом последних лет

Аннексия Крыма и война на Донбассе стремительно увеличили количество людей, которые относятся к социально уязвимых категорий населения — ветеранов, переселенцев, дети-сирот, людей с инвалидностью. Поэтому произошел всплеск в сфере социального предпринимательства, которое может помочь решить часть этих проблем трудоустройством или материальной помощью.

Что такое социальное предпринимательство

Социальное предпринимательство — это обычный бизнес, но с обязательной функцией решения социальных проблем. В развитых странах Европы такие предприятия действуют давно, примерно с начала прошлого века. Самыми прогрессивными в этом бизнесе являются США, поскольку социальное предпринимательство там регулируется законодательством, рассказала Неделе Лия Котяш, руководитель отдела социального предпринимательства Общественного хаба — организации, которая консультирует таких предпринимателей. По ее словам, в Штатах государство оказывает поддержку социальным предприятиям и контролирует их. В Украине такой практики пока нет, как и нет законодательного определения социального предпринимательства. Поэтому критерии здесь были представлены теми институтами или учреждениями, которые занимаются его развитием.

По словам Котяш, примерно три года назад с ростом общественной активности количество предприятий, которые присвоили себе статус социальных, резко увеличилось. «Люди, которые пытались перекрыть социальные проблемы, начали создавать предприятия, деятельность которых сможет их решить, или кооперировались: одни занимались только социальными вещами, а другие обеспечивали их финансовой поддержкой», — рассказала Котяш. Общественный хаб пользуется критериям, которые разработал фонд социального инвестирования Western NIS Enterprise Fund (WNISEF). Их четыре: социальное предпринимательство — это юридически оформленный бизнес; оно имеет четкую социальную цель; его прибыль реинвестируется в расширение этого бизнеса или направляется на решение социальной проблемы; на предприятии должно быть демократическое управление.

Алина Бочарнікова, консультант по вопросам социального предпринимательства Общественного хабу, разработала программу для тех, кто хочет открыть такой бизнес. 15 декабря она рассказала на воркшопе для ветеранов АТО и их семей, как открыть социальное предприятие. По ее словам, не следует путать социальный бизнес с благотворительностью или корпоративной социальной ответственностью. «Первый критерий социального предпринимательства — оно является бизнесом, а не общественной или волонтерской организацией. Второй — у него есть четкие социальные цели в деятельности. Вы сразу определяете, за решение какой проблемы беретесь, и решаете ее. Это не случайный выбор, это ваш план. И результат для вас является запланированным и гарантированным, потому что вы на него работали. Третий критерий — это реинвестирование прибыли для достижения социальных целей. Можно отдать его детям или увеличить объем своего производства. Вы не покупаете себе новый самолет или авто, а привлекаете прибыль обратно в свой бизнес или в решение социальной проблемы», — объясняет Бочарнікова.

По ее словам, есть три признака социального предпринимательства: 1) на нем должно работать не менее 50% работников, представляющих уязвимые группы населения, к тому же большая часть прибыли реинвестируется в развитие компании и создание новых рабочих мест; 2) на предприятии может быть менее половины работников из уязвимых групп населения, зато минимум 10% прибыли направляется на социальную цель; 3) можно не трудоустраивать уязвимые группы населения, но отдавать на социальную цель 20% прибыли. «Почему эти критерии понятны: потому что когда вы працевлаштовуєте человека с уязвимой категории населения, то у нее есть справка (переселенца, участника АТО, многодетной матери и т. д), и благодаря этому вы документально можете подтвердить факт ее трудоустройства. Относительно прибыли: можете показывать движение средств между счетами, и это тоже подтверждает вашу социальную деятельность», — рассказала Бочарнікова.

Плюсы и минусы социального бизнеса

Самым большим и единственным недостатком социального бизнеса Алина Бочарнікова называет то, что предприниматель не может распоряжаться своей прибылью полностью. «В остальной социальное предпринимательство выигрывает. Потому что когда вы занимаетесь деятельностью, которая о людях и для людей — это всегда является чемто значительно большим, чем просто работа ради денег. Поэтому выбирая между традиционным и социальным предпринимательством, стоит осознать свои цели: зачем это и ради чего. Если вы хотите менять страну и мир, то можно просто поднимать экономику, а можно еще и улучшать социальную сферу», — говорит она. К преимуществам, по словам эксперта, можно отнести высокую ответственность за результаты деятельности перед клиентами и обществом, инновационность, преобладание социальной миссии над коммерческой, трудоустройство незащищенных слоев населения, реформирование социальной сферы.

Любой бизнесмен стартует с формулировки идеи и разработки бизнес-модели. И социальным предпринимателям на этом пути не легче, чем обычным. «Почему у людей создается впечатление, что открыть социальное предприятие намного проще, чем обычное. Это не так, алгоритм такой же, как и для другого бизнеса. Все начинается с построения видения, миссии, происходит анализ того, что человек уже имеет для открытия собственного дела. Затем запускается длительный процесс, который включает построение бизнес-модели, определение целевой аудитории, создание конкурентной стратегии на рынке, маркетинговый план, юридические, бухгалтерские консультации — это определенный комплекс, он длительный, но дает возможность построить качественную бизнес-модель, которая потом будет работать», — говорит Лия Котяш.

В Украине, по словам Бочарнікової, пока что сложно посчитать все социальные предприятия. «Работники не всегда официально трудоустроены, поскольку давая им «белую» зарплату, социальное предприятие может оказаться в долгах, потому что не имеет достаточных оборотов. Тут уже вопрос к бизнес-модели, она выдерживает такую нагрузку, — говорит эксперт. — Социальное предпринимательство, как и любой бизнес, должен выходить на самоокупаемость, финансовая устойчивость и приносить прибыль».

По ее словам, многие украинские социальных предприятий имеют в основе инновационные бизнес-модели, им способствует значительная общественная поддержка и резонанс. Впрочем, клиент вернется лишь тогда, когда товар или услуга ему понравились, самой социальности для развития недостаточно.

Успешные социальные предприятия в Украине

Социальные предпринимательства в Украине были и в «домайданний» период, после Революции достоинства произошел бум, а за последние годы такой бизнес превратился в тренд. Лия Котяш связывает это с появлением большого количества ветеранских организаций, которые относят себя к социальным предприятиям. Первым успешным кейсом ветеранского бизнеса стала пиццерия Леонида Остальцева Pizza Veterano, что открылась в 2015 году, можно назвать еще Veterano Coffee, Ветеранпром. Кроме того, Остальцев вместе с коллегами основал Ассоциацию предпринимателей — ветеранов АТО (АПВА), которая запустила кампанию по популяризации социального предпринимательства среди ветеранов. Для этого АПВА сняла серию шутливых роликов о ветеранский бизнес, которые активно распространялись в соцсетях.

«Мы хотели бы… показать другим ветеранам, что предпринимательство — это круто, а предпринимательство плюс помощь другим — еще круче. Поскольку все, кто вернулся с войны, хотят помогать, то очень хорошая возможность — это зарабатывать самим и помогать другим финансово, консультативно, созданием рабочих мест», — рассказал Остальцев на пресс-конференции 23 ноября. Он призвал ветеранов, которые хотят открыть собственное дело, обращаться к АПВА по помощь. Кроме того, АПВА имеет целью создать учебную программу для ветеранов, которые хотят быть предпринимателями. «Сегодня уже есть компании и люди, которые готовы финансировать бизнес-проекты ветеранов. Мы хотим популяризировать эту тему, потому что если у нас получилось, то получится у всех», — отметил Остальцев.

С 2012 года в Киеве работает благотворительный магазин «Ласка», который передает свою прибыль на благотворительность и социальное обустройство города. Люди приносят сюда вещи, которые им больше не нужны, здесь их сортируют, некоторые продают, остальные отдают нуждающимся. Согласно данным на сайте магазина, по состоянию на январь 2018-го он передал на социальную сферу почти 850 тыс. грн. Во Львове в 2012-м основали пекарню «Ореховый дом» с целью удержания центра для женщин, пострадавших от домашнего насилия, торговли людьми. Пекарня, которая впоследствии расширилась до кейтеринга и столовой, направляет на этот центр 40% прибыли. Женщинам здесь предоставляют временный приют, психологическую помощь, трудоустраивают их. В Ивано-Франковске в 2014 году открылся общественный ресторан » Urban Space 100, который финансирует социальные проекты: образовательные, музыкальные фестивали, регулярное питание малообеспеченных людей, ремонт инвалидных колясок в больницах. Его учредителями являются 100 человек, которые решают, на что будет направляться 80% прибыли, они проводят для этого открытый конкурс. Сейчас готовится к запуску аналогичный заведение Urban Space 500 в Киеве, к нему подключились уже более 300 фаундеров.

2017-го в Киеве открылась пекарня Good bread from good people, которая трудоустраивает людей с ментальной инвалидностью, решая тем самым проблему их социализации. «Особенность социального предприятия такого типа в том, что на каждом этапе производства слабые стороны людей с ментальной инвалидностью становятся сильными. То есть их медлительность становится бонусом, потому что они выполняют кропотливую работу аккуратнее», — отметила Алина Бочарнікова. По ее словам, все эти успешные кейсы являются примером гениальности в социальном предпринимательстве. «Они стали феноменом, поскольку бизнес-модель и социальная составляющая в них настолько понятны и отработаны, что бизнес может обеспечивать себя и решить большой пласт социальных проблем. Тогда как в Украине сейчас сложно бизнеса обеспечить даже себя», — говорит она.

Кроме трудоустройства ветеранов АТО сегодня тенденциям социального предпринимательства можно отнести креативные индустрии, считает Лия Котяш. Примером такого бизнеса является кафе «Скворечник» («Скворечник») в Киеве на Трухановом острове, которое, по ее словам, стало новым явлением для Киева. Некоторое время оно работало не на прибыль, а ради обустройства комфортного места на берегу Днепра. Котяш прогнозирует, что в ближайшее время количество креативных предприятий увеличится благодаря программе ЕС «Креативная Европа», которая объявила гранты для коммерческих и некоммерческих организаций на поддержку таких проектов. «Думаю, в следующем году будут гранты с меньшими суммами, их можно будет получить проще, и это повлечет новую волну создания предприятий креативного направления», — говорит она.

Требуется социальном бизнеса государственное регулирование

Сейчас государство в социальное предпринимательство не вмешивается. По словам Лии Котяш, в этом есть свои минусы, ведь за нехватки определенных законодательством критериев любое предприятие может назвать себя социальным, хотя таким не является. «Предприятия могут быть социально ориентированными, благотворительными, с корпоративной социальной ответственностью, но не социальными. Не на что сослаться, чтобы сказать им, что они не являются социальными, — рассказывает она. — Социальное предприятие не получает льгот от государства, а если начать их вводить, то возникает риск появления теневых схем уклонения от уплаты налогов и тому подобное». Котяш считает, что сейчас недостаточно было бы ввести в законодательство термин «социальное предпринимательство», потому что это может ограничить деятельность таких предприятий, они будут вынуждены выполнять определенные обязательства, не получая взамен никаких преференций. «Сейчас в Украине единые социально ответственные предприятия, которые получают льготы от государства, это те, которые трудоустраивают людей с инвалидностью. Они имеют льготы на налог при условии, если на них работает не менее 50% людей с инвалидностью. Плюс государство имеет определенные обязательства по закупке у них продукции», — говорит она.

Котяш считает, что сейчас неудачное время для вмешательства государства в эту сферу, поскольку происходит много изменений и преобразований, и нет гарантий, что при таких условиях такое регулирование будет прозрачным и качественным. «Это вопрос опять нарушится, когда количество социальных предприятий возрастет еще больше. За год-два, возможно, после выборов, когда все немного устроится, это вопрос опять поднимется», — считает она. Единственным бонусом, на который можно рассчитывать, есть программа кредитования социального предпринимательства от Сбербанка при поддержке фонда WNISEF со ставками от 5% до 10% годовых. Чтобы получить кредит, предприятие должно иметь одну из трех признаков, которые упоминались выше: соответствующий процент работников из незащищенных слоев населения или конкретная доля прибыли на решение социальных проблем. Алина Бочарнікова подчеркивает, что социальный бизнес сейчас способен оказывать помощь незащищенным категориям населения быстрее и качественнее, чем государство. «Социальный предприниматель видит проблему и сразу обдумывает ее решения. Пока государство думает, что делать с переселенцами, сами переселенцы уже открыли свое социальное предприятие, устроили друг друга и получают прибыли. Или пока в социальной сфере не хватает учреждений для работы с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия, открывается «Ореховый дом», — отмечает она. Именно инновационность, по ее словам, делает социальных предпринимателей суперменами решения целого пласта общественных проблем.