Год желтой земляной… неопределенности

Рік жовтої земляної… невизначеності

Достаточно продуктивным для страны выдался 2017 год. Им могут быть довольны те, кто хочет перемен к лучшему и пытается их воплощать.

В 2017-м приняли образовательную, медицинскую, пенсионную, судебную реформы, немного продвинулись дела в подготовке к приватизации, борьбе с коррупцией, ремонте дорог и ряде других направлений. Но сторонники старых порядков, которые прилагают все усилия, чтобы в стране все осталось как было, также не имеют причин для недовольства. Коррупционеры не знают наказания, работу антикоррупционных органов постоянно блокируют. На фоне правового вакуума появилась масштабная волна рейдерства и другого экономического беззакония.

И победы, и неудачи Украины в 2017-м имели одну общую черту: они появились в условиях макроэкономической стабильности. Экономика росла, процентные ставки снижались, гривна дорожала в течение большей части года, цены росли медленнее, чем зарплаты. Количество и масштаб общегосударственных авралов уменьшились. У инициативных людей высвободилось время, которое каждый тратил на свое усмотрение: кто-то создавал новое и пытался что-то изменить к лучшему, а кто-то разрабатывал различные схемы и реализовывал их. Так что год оказался насыщенным во всех плоскостях экономики.

В 2018-м такого, вероятно, не будет. Страна возвращается в фазу высоких внешних выплат. И, к сожалению, ни одно из имеющихся источников финансирования в нынешних обстоятельствах не видится надежным. Придут деньги или нет — вот вопрос без ответа, которое будет держать украинцев в напряжении в течение 2018 года и будет висеть дамокловым мечом над нашей экономикой, угрожая отсечь и без того слабые пока что немногочисленные ростки роста.

Главный риск — Украина продолжит сотрудничество с Международным валютным фондом и получит от него новые транши. В апрельском меморандуме МВФ говорится о четыре транша на общую сумму $3,8 млрд, которые Украине выделят в 2018 году. НБУ недавно обнародовал чуть более низкую оценку — $3,5 млрд двумя траншами на $2 млрд и $1,5 млрд. Если брать во внимание историю отношений с Фондом после Революции достоинства, то вероятность получения Украиной этих сумм видится крайне низкой.

Во-первых, за последние два года мы умудрялись получать только один транш на год. Это объективно обусловлено низкой институциональной способностью проводить реформы, которая никуда не денется в 2018‑ом. Во-вторых, свыше $2 млрд за год мы получали от МВФ только в 2014-м и 2015-м, когда без этих денег страну охватил бы хаос. Сейчас мы не так можем обойтись без кредитов МВФ, как политики верят в то, что можем, аргументируя этим свое нежелание голосовать за реформы или проводить их.

В-третьих, для Украины 2019-й является годом двойных выборов. Де-факто избирательная кампания уже началась: свое желание участвовать в гонках прямо или косвенно высказали все ключевые политики и партии. При таких обстоятельствах оптимальная тактика оппозиции на следующий год — не голосовать, не поддерживать ни одной инициативы власти, чтобы потом публично критиковать ее за то, что она ничего не сделала, таким образом повышая собственный политический рейтинг. И даже члены парламентской коалиции могут показывать выходки: съезд «Народного фронта», на котором присутствовал премьер-министр, наводит на мысль, что внутри коалиции, не исключено, начнется перегруппировка, которое повлияет на способность Верховной Рады принимать важные решения. Следовательно, очень вероятно, что в 2018 году работа парламента будет заблокирована и он не сможет принимать реформаторские законопроекты. Нет реформ — не будет денег. По крайней мере такой принцип МВФ исповедовал до сих пор.

В то же время не следует забывать, что после Революции достоинства Украина получила мощных геополитических партнеров, таких как Евросоюз и особенно США. Складывается впечатление, что они все глубже понимают, что нужно делать, чтобы вытащить нашу страну из ямы. В этом контексте МВФ можно рассматривать как инструмент, ведь два последних транша Фонд если не подарил Украине, то, по крайней мере закрыл глаза на ряд невыполненных обещаний. Вполне может случиться так, что, желая поддержать нынешний курс Украины и политиков, которые гарантированно его додержуватимуть, США поспособствуют, чтобы МВФ и дальше выделял финансирование Украине. Но речь может идти о $3,5 млрд? Сомнительно.

Рік жовтої земляної… невизначеності

Понятно, что когда не будет новых кредитов от МВФ, то и от других международных финансовых организаций (МФО) деньги не будут поступать. Так было до сих пор. По оценкам Фонда, речь идет о $1,5 млрд, из которых $0,5 млрд должен выделить Всемирный банк. Правда, в конце 2017 года появилась одна надежда. Речь идет о Европейский план для Украины — аналог плана Маршалла. Если его введут, то за прогресс в реформах наша страна ежегодно будет получать от ЕС €5 млрд на проекты развития. План должен поддержать мотивацию украинской власти менять государство и двигаться навстречу Евросоюзу. По словам литовских политиков, которые являются инициаторами Європлану, решимости им не хватает. Осталось только убедить тех европейских политиков, которые скептически относятся к Украине, и вполне обоснованно, учитывая историю наших отношений с западными партнерами. Если план удастся утвердить, то первые деньги вполне могут поступить в Украину 2018 года. И пока на это можно только надеяться. 2018-й покажет, надежда сбудется.

Еще один весомый риск — удастся привлечь $2 млрд от размещения государственных еврооблигаций, как это прогнозировал МВФ в апрельском меморандуме. Несколько месяцев назад правительство получило $3 млрд, разместив евробонды впервые за более чем четыре года. Если взглянуть на ситуацию сквозь призму этого события и эйфории, которую она вызвала в определенных кругах, то $2 млрд не такая и большая сумма. Но если присмотреться внимательнее, то в 2018-м ситуация будет кардинально другая. В первую очередь будут приближаться выборы, а среди иностранных инвесторов принято брать паузу в важных решениях на предвыборный период. Кроме того, чем длиннее перерыв в сотрудничестве с МВФ, то больше сомнений вызывать Украина и ее способность обслуживать свои обязательства и то меньший спрос будет на ценные бумаги нашего правительства. Наконец, не следует забывать, что нынешнее размещение произошло в момент, когда деньги на международных финансовых рынках привлекали все, кто хотел, в том числе и страны с самым высоким степенью риска. Сохранится ли такая ситуация в 2018 году? Утверждать трудно. В любом случае, даже если в 2018-м Украина будет иметь способность привлекать средства на глобальных рынках капитала, стоимость таких займов будет заметно выше, чем в 2017-ом. Тогда сам факт размещения евробондов может стать для инвесторов скорее сигналом безысходности, а не успеха правительства.

Неопределенность с источниками внешнего финансирования ставит под вопрос возможность получить в 2018-м более $7 млрд. А впрочем, правительство демонстрирует показную уверенность, ведь заложил в проекте бюджета поступления от внешних долговых заимствований на сумму 108 млрд грн, или почти $4 млрд. Если по итогам года государство не получит этой суммы в долг, до всех названных рисков могут присоединиться еще и проблемы с исполнением бюджета.

И последний, но не наименьший финансовый риск — «долг Януковича». $3 млрд, которые де-юре Россия одолжила Украине, а де-факто Путин дал Януковичу в конце 2013-го, нигде не делись. Лондонский суд очень скоро может принять окончательное решение. Тогда нам, вероятно, придется погашать долг. Если такое произойдет в 2018-м, это обязательство, которое сейчас висит в воздухе, будет ой каким неуместным.

В итоге при наихудшем развитии событий в 2018 году внешние выплаты превысят поступления на $5 млрд. Ситуацию осложняет то, что дефицит текущего счета платежного баланса растет, а поступления валюты от привлечения прямых инвестиций и частного долга низкие. Эта дыра может съесть треть золотовалютных резервов. И тогда искусственная демонстративная уверенность украинских чиновников и депутатов уже не сможет подкупить инвесторов: они выстроятся на выход, а страна снова вернется туда, откуда начинала. За несколько месяцев до выборов это может плохо пошутить с судьбой страны. И даже если этого не произойдет, весь 2018 год пройдет под знаком рисков и опасений, что такое возможно.