Система против: способны «молодые лица» изменить украинскую политику?

Рисунок Владимира СОЛОНЬКО.

В последнее время в мире наблюдается стремительное «омоложение» политического олимпа.

Только в прошлом году в центре внимания оказались новоизбранные президент Франции 40-летний Эмануэль Макрон и 31-летний австрийский канцлер Себастьян Курц.

Рядом с ними лидером политических симпатий часто называют и премьера Канады, 46-летнего Джастина Трюдо.

Все они являются представителями нового тренда мировой политики, демонстрируя гибкость, открытость и готовность к экспериментам.

На этом фоне в Украине участились разговоры о «новые лица в политике» и о своем «украинского Макрона», который с новым мышлением и «новым и праведным законом» преодолеет коррупцию, выведет Украину из политического кризиса и построит у нас демократию европейского образца.

На роль последнего выдвигают самые разнообразные фигуры, от певца Святослава Вакарчука до шоумена Владимира Зеленского.

«Украина молодая» попыталась спрогнозировать, насколько «новые лица» имеют шанс повлиять на политические расклады и станут ли они панацеей для Украины.

Молодое вино в старые мехи

«Кадры решают все» — эту фразу Сталина, которую в свое время активно продвигала КПСС, создав свой кадровый резерв в виде комсомола, взяли на вооружение и новейшие партии.

Особенно активизировался этот процесс в начале 2000-х, когда различные партийные офисы взялись за развитие собственных «молодежных крыльев».

Так появились «Молодые регионы», Украинская социал-демократическая молодежь (молодая гвардия СДПУ(о), Союз молодых социалистов (кадровый резерв СПУ), позже — «Батькивщина молодая» и тому подобное.

Впрочем молодой возраст и рвение будущих партийцев вовсе не означали новые правила игры в политике. Наоборот — большинство из тех, кто воспользовался партийным молодежными организациями как социальным лифтом и в достаточно молодом возрасте попал в большую политику, лишь продолжили «курс партии».

Часть из них оказалась не такими уж альтруистами, а кое-кто в прагматичности и умении использовать государственные механизмы для повышения собственного благосостояния даже превысил «старших товарищей».

За примерами далеко ходить не приходится. Один из бывших лидеров «Молодых регионов», председатель фракции «Возрождение» Виталий Хомутынник, стал народным депутатом в неполные 26 лет.

Так же, практически со студенческой скамьи, в водовороте политической жизни находился и Алексей Гончаренко, который от Партии регионов перешел к БПП, став одним из спикеров партии.

Еще один «молодой да ранний», экс-министр молодежи и спорта времен Виктора Ющенко Юрий Павленко, в настоящее время является народным депутатом от Оппозиционного блока.

Однако об их «реформаторство» можно говорить весьма условно.

А выражение «молодая команда Леонида Черновецкого» вообще стал синонимом тотальной коррупции и дерибана земли в Киевсовете.

Мало что решают и «новые лица». После последних досрочных выборов статисты радостно констатировали, что Верховная Рада обновилась на 56%.

Среди тех, кто сейчас имеет возможность влиять на законодательное поле Украины, так же много молодых.

В 2014 году получили мандаты члены Радикальной партии, 24-летняя Елена Кошелева, 25-летний Андрей Лозовой, 27-летний Дмитрий Линько и 28-летняя Злата Огневич, 26-летняя Ирина Суслова от «Свободы», 25-летний Егор Фирсов, 26-летний Константин Усов и 29-летний Алексей Порошенко от БПП, 26-летняя Алена Шкрум от «Батькивщины», 27-летний Андрей Ильенко и 30-летний Юрий Левченко от «Свободы», 27-летний Евгений Дейдей, 28-летние Елена Масорина, Дмитрий Сторожук и Игорь Алексеев от «Народного фронта» и другие политики.

Но сказать, что от их попадания в парламент изменилось качество украинской политики, можно достаточно условно. Большинство адаптировалось к старым условиям.

Другие же лишились своего мандата — Злата Огневич сама сложила полномочия, заявив, что не видит своей эффективности, а Егора Фирсова вместе с Николаем Томенко исключили из БПП за правдолюбие и чрезмерную критику «линии партии».

«Систему менять надо»

Причина такой «неэффективности» молодых политиков кроется в самой политической системе, которая сложилась в Украине.

Несмотря на то, что Украина является лидером в Европе по количеству партий (а их у нас аж 354), большинство из них существуют лишь номинально или являются технологическими проектами под очередные выборы.

И даже самые мощные из существующих партий является не столько идеологическими институтами, сколько бизнес-проектами, призванными защищать интересы определенных олигархов и бизнес-структур.

К тому же достаточно выгодными проектами, поскольку, несмотря на все революции и возвышение-падение рейтингов политических партий, верхушка рейтинга самых богатых людей Украины остается неизменной.

Более того, умные олигархи считают целесообразным вкладывать средства в разные партии, иногда даже идеологически противоположные, чтобы при любом раскладе иметь свои рычаги влияния и на парламент, и на политику страны в целом.

Именно поэтому так буксует в парламенте вопрос реформы избирательной системы и голосования по открытым спискам. Ибо это означает, что лидер партии уже не сможет выгодно продать место в партийном списке и не будет гарантом попадания или не попадания в парламент. А в бизнесе, в том числе и в политическом, гарантии — превыше всего.

Именно поэтому партии до сих пор делают ставку не столько на продвижение своих идей, сколько на развитие партийной структуры и привлечения большего количества «боевых единиц», которые при необходимости будут голосовать так, как надо, и еще и родственников загітують.

Именно поэтому и на выборах, и после них между политическими силами идет война не столько партийных программ (они в большинстве пишутся под копирку), сколько за количество людей в ЦИК и избирательных комиссиях и за возможность влияния на подсчет голосов.

И сами партии держатся не столько на каких-то идеологических постулатах, сколько на принципе личной преданности лидеру.

И в этом заключается самая большая проблема. Потому что принцип профессионализма и эффективного менеджмента в нас давно заменился принципом политической целесообразности.

В результате имеем таких феноменов, как Василий Цушко, который в свое время сподобился возглавлять и Одесскую ОГА, и Министерство внутренних дел, Министерство экономики и Антимонопольный комитет.

Или тот же Владимир Гройсман, который из кресла спикера парламента возглавил Кабмин, или Юрий Луценко, которого изменили закон, чтобы он смог возглавить Генеральную прокуратуру.

Как итог — мы все громче говорим о реформах, но реальная жизнь становится все хуже и хуже.

Потому что на самом деле единственная задача нынешней политической системы — сохранения и воспроизводства существующего положения вещей, которое позволяет политикам под маркой государственных интересов решать собственные проблемы.

Главным образом — материального обеспечения своих семей на несколько поколений вперед. Бизнес есть бизнес, ничего личного.

Фактор молодых

Но весь парадокс ситуации заключается в том, что именно жизнь терпеть не может стагнации.

И именно в тот момент, когда политики считают, что у них «все схвачено, за все заплачено», возникают разные неожиданности.

Так было во времена Оранжевой революции, так получилось и во время Євромайдану.

Так может быть и сейчас, поскольку нынешняя власть системно повторяет ошибки своих предшественников, делая ставку на «договорняки», пиар и силовые структуры как гарантию собственной безопасности.

По крайней мере определенным моментом истины могут стать следующие президентские и парламентские выборы, которые будут определять наше политическое будущее на годы вперед.

Ведь, с одной стороны, в них будут задействованы все давно испытанные политические технологии.

С другой — Революция достоинства и процессы децентрализации, которые начались в регионах, таки пробуждают в людях ответственность за свою жизнь и будущее собственных детей, формируя новое общество. И здесь могут быть разные неожиданности.

Известный политтехнолог, президент PR-агентства Bohush Communications Денис Богуш убежден, что главная борьба на предстоящих выборах развернется между штабами Юлии Тимошенко и Петра Порошенко.

«Политика — слишком затратное и системная штука, и все молодые лица на этом поле выглядят, как дети. Для реальной победы на выборах нужны большие деньги, нужен базовый электорат и базовый регион, нужна развитая сеть штабов, выход на СМИ и еще много факторов, а это больше всего именно в БПП и «Батькивщины». Будет куча технических кандидатов, свои проценты получат Опоблок с Рабиновичем, свой электорат имеет Ляшко, будут задействованы различные технологии. Но реальные шансы на победу в 2019 году, если не случится ничего экстраординарного, именно Порошенко и Тимошенко», — уверяет он.

Конечно, на фоне общего разочарования в старых политиках и мировых тенденций в Украине формируется запрос и на новые, особенно молодые, лица.

Однако, по оценкам экспертов, ни Святослав Вакарчук, ни Владимир Зеленский на роль «спасителей нации» не подходят, прежде всего именно из-за отсутствия своей команды и системного опыта работы в политике.

«Кроме того, политтехнологи Президента Порошенко усиленно ищут альтернативу Тимошенко на президентских выборах среди женщин. Это будет аналог проекта Кремля — «украинская Собчак». Сейчас продолжается конкурс на эту роль (Луценко, Геращенко, Богословская и т. п) — заявил недавно политолог Владимир Небоженко. — Таким образом власть пытается превратить избирательную кампанию в сплошной карнавал, политическое ток-шоу, что позволит избежать отчета перед народом, отказаться от серьезного разговора между недовольными избирателями и непопулярным Президентом Порошенко».

Скептически относится к мысли, что придет новый президент — Вакарчук, Зеленский или кто-то еще — и все изменит за раз, и общественный эксперт, председатель правления ОО «Центр гражданских инициатив» Виталий Загайний.

«Время отходить от иллюзии, что один человек может изменить страну. Мы уже на такие грабли наступали. Для изменений нужна команда и понимание того, какие институты необходимо реформировать в первую очередь. В Украине прежде всего должна быть восстановлена система правосудия и принцип наказания за преступления. Если это заработает — начнется цепная реакция очищения власти и введение совершенно иной политической культуры, как в самой политике, так и в обществе.

Первые ростки таких процессов уже есть — появляются молодые партии европейского типа вроде «Силы людей», появляются местные лидеры с новым, прогрессивным мышлением, как Мишель Терещенко в Глухове Юрий Бова в Тростянце. И здесь речь не идет о физический возраст — тут главное, насколько человек новатор и готова предложить обществу новые правила игры. Единственная опасность: если новые политики будут пытаться преодолеть старую гвардию их же методами — они обречены.

Если же они предложат новую культуру взаимодействия с обществом, и не только задекларируют, но и докажут ее эффективность на практике, создадут соответствующие социальные лифты — в стране начнутся реальные изменения. Но здесь многое будет зависеть и от людей, какую систему отношений с политиками они поддержат: старую, которую удобно критиковать, или новую, где надо и на себя брать ответственность за ситуацию в стране», — говорит Загайний.

В конце концов, именно за это стоял Майдан. И его победа четыре года назад не завершила смену системы, а только должна была бы начать.

Зерна свободы были посеяны, но они, как в библейской притче, упали и на дорогу, и на камни, и в сорняки. В то же время чрезвычайно актуальными представляются слова известного философа и нравственного авторитета Мирослава Поповича, который от имени Группы 1 декабря незадолго до смерти написал: «Мы призываем к национальной консолидации и разработки новой политической системы на базе общественного договора во имя сохранения государства. Балансирование между реформаторством и олігархократією обречено на бесславный конец. В глазах украинского общества виноваты все: и президент, и парламент, и правительство, и олигархи, и правоохранительные органы, и каждый гражданин, который временами впадает в иллюзии относительно быстрых перемен, испытывает чувство безразличия и ностальгию по патернализмом. Важно, чтобы каждый сформировал свою позицию и не прятался за спины коллег. Как говорил Мартин Лютер: «на том стою и не могу иначе». Жизнь человеку дается не зря. Правда все равно побеждает. Сказанное вроде бы на ветер, где-то прорастет — каким-то образом и каким-то делом».

Чтобы прислушиваться.