Один документ на всю школу: как финны сделали ставку на детей и выиграли

Есть цель, но путь к ней никто финским учителям и учительницам не диктует. (Фото pressmaster/Depositphotos.)

В 2018 году должно стартовать межправительственный украинско-финский проект в области образования.

Финское образование давно признана одной из лучших в мире, в этой стране процветают культ учителя и культ книги.

Как этого достичь — тамошние эксперты готовы научить украинских коллег. С одной из школ финны будут работать уже этого февраля.

С какой именно — определят на конкурсе, который проводят EdCamp Ukraine и финская компания Lumo Education.

В этом материале попробуем узнать, почему финские учителя и ученики счастливее и эффективнее украинских.

«Учителя — не роботы»

Краеугольный камень финской системы образования — учительская. С него и начиналась реформа в 1970-х годах.

Тогда государство отозвала все лицензии вузов, которые готовили учителей, и полностью реформировала эту отрасль.

Сейчас в стране работают 11 педагогических вузов, и они равномерно распределены по всей территории.

Любой будущий педагог, включая учителей начальных классов, — исследователь со степенью магистра.

Вся педагогика финнов построена на теории социального конструктивизма.

«В основе этой теории — феномен, — объясняет лидер сообщества ответственного учительства EdCamp Ukraine Александр Элькин. — Например, ученик опоздал к классу — вот это и есть феномен, то есть некое событие.

Чтобы наработать правильную педагогическую тактику, нужно проанализировать ситуацию. Причин может быть очень много. Возможно, это форма бунта, а может, ученик или ученица плохо себя чувствует, а может — автобус сломался. Идея в том, что нельзя подходить ребром к любой педагогической ситуации, использовать шаблон. Учителя — не роботы. И каждый ребенок тоже уникальна, у каждой своя мотивация, свои причины».

Конкурс на поступление в финских педагогических вузов — в среднем 10 человек на одно место. Учительская зарплата — на уровне средней зарплаты в стране.

Педагог в Финляндии имеет высокий статус и пользуется полнейшим доверием общества — им верят, как своим стоматологам.

Будущих учителей и учительниц отбирают в три этапа.

На первом претенденты и претендентки анализируют статьи, связанные с образованием и педагогикой.

Им нужно ответить на открытые вопросы, и здесь проверяют их умение изучать документы.

Второй этап — собеседование.

Здесь проявляют мотивацию к профессиональной деятельности, умение прислушиваться к нуждам других людей.

Третий этап — психологическое тестирование. Как правило, это моделирование конкретной ситуации.

Школа — отражение общества, или наоборот?

Дмитрий Науменко, региональный директор финской образовательной компании Lumo Education в странах постсоветского пространства, обращает внимание на то, что сейчас Финляндия занимает высокие места в разнообразных рейтингах не только в области образования.

«Это лучшая страна, где можно стать матерью, по версии Mothers’ Index Rankings. Или лучшая страна по рейтингу Fragile States Index, то есть страна, которая «удалась», — перечисляет он.

Но что является первичным? Школа является отражением общества? Или образование является драйвером, который его меняет?

Исследователи отмечают сходство исторических путей Украины и Финляндии. Финны шестьсот лет находились под властью Швеции, сто — под властью Российской Империи, и стали независимыми лишь в 1917 году.

До начала образовательной реформы Финляндия была окраиной Европы во всех смыслах. Но сейчас все изменилось.

«Это, возможно, звучит фантастически, но почему бы Украине не взять на себя подобное амбициозную задачу? — рассуждает Александр Элькин. — Мы можем, как и финны, опираться на школу как на инструмент трансформации общества. И это коснется не только будущих поколений, но и тех, кто и сейчас двигает страну вперед».

По мнению экспертов, что нам точно нужно взять с финской системы образования, так это отсутствие карательных инструментов.

Там существует государственный стандарт (похож недавно презентовали в Украине для младшей школы), который описывает ожидания общества — какими должны быть выпускники, что они будут знать, уметь, какими компетенциями обладать.

При этом у педагога есть автономия. Его не контролируют, он не должен подавать планы конспектов своих уроков, проходить аттестации.

Другими словами, есть цель, но путь к ней никто финским учителям и учительницам не диктует. Каждая и каждый выбирает его самостоятельно.

Разумно в Финляндии решают и проблемы дисциплины.

Порядок действий учителя определен законом. Первое, что педагог должен сделать при конфликте, — провести образовательную беседу.

Собираются все стороны, разбирают ситуацию, причины, последствия; обсуждают, какие были другие варианты поведения.

Если это не помогает, ребенка по согласованию родителей могут задержать в школе — она там делает домашнюю работу, другие дополнительные задачи. И лишь в особых случаях могут отстранить от занятий.

«Эту тактику, кстати, уже применяют в Украине в ста пилотных школах, — отмечает советник министра образования и науки Украины Елена Малахова. — Здесь дети больше двигаются на уроках, поэтому им не нужно так экстремально выплескивать накопленную энергию на переменах. У них больше возможностей для общения, активности.

В финских школах дети очень спокойные. Мы видели разные классы, в разных районах. Там нет образцовых или «сложных школ».

Финны говорят: «Нас мало, всего 5,5 миллиона. Нам важен каждый человек». Возможно, поэтому они так ценят принцип равных возможностей».

Снять с директора хозяйственные вопросы

Финские педагоги сфокусированы не на бюрократии, а на детях.

«Мы пытались понять, какие документы они заполняют, понять бюрократию. Бились-бились, выпытывали. Откопали только один документ — стратегический план школы. И как-то им одного документа хватает на всех, — смеется координатор EdCamp по вопросам коммуникации Ирина Миньковская. — В нем педагоги анализируют, как прошел год. Намечают три-четыре зоны роста. Пишут, какие нужны шаги для развития, кто отвечает за каждый из шагов, время реализации. И все».

По сравнению с бумажной работой в наших школах — мелочь. Но это очень важный документ.

Там не спрячешься за «водой», нужно четко определять проблему. Автономия у финнов касается и администрации школ.

Например, у директора не болит голова за перегоревшие лампочки или протечка в туалете — за всю хозяйственную часть отвечают местные органы управления.

Как именно — решают в каждом регионе по-своему. Как правило, для хозяйственного обслуживания школ создают сервисные центры.

По словам Елены Малаховой, такая идея уже звучит и в Украине — снять с директора все хозяйственные вопросы.

Он не должен ходить в столовую и проверять, чем кормят детей. Главная его задача — образовательная концепция, развитие школы, поддержка педагогов.Директора финских школ — всегда бывшие учителя.

Возможно ли сделать в Украине, как в Финляндии? Это скоро попытаются исследовать EdCamp Ukraine. Они планируют провести в Украине первый национальный опрос учителей.

Как они оценивают систему, которая работает сейчас? Как использовать положения нового закона «Об образовании», чтобы изменить ситуацию?

Чего хотят педагоги в вопросах повышения квалификации? Это будет первое подобное исследование. Финских коллег уже попросили стать супервайзерами.

А то, что удастся узнать из опроса, лягут в основу подзаконных документов, которые будет разрабатывать Министерство образования и науки Украины.

Денис КУКЛИН, журналист, специально для УП. Жизнь