Не второстепенный предмет: как музыка изменила поведение школьников-мигрантов в британской школе

Музыка развивает память и успокаивает.

Живем во время бешеных скоростей и информационных технологий.

Время, когда хочешь успеть везде, но везде опаздываешь и не успеваешь.

Даже у младших школьников не остается времени на развлечения.

Еще бы! Надо спешить, «наполнять» себя знаниями, чтобы не отстать от других.

Безумные скорости, конкуренция, желание быть среди лидеров — признаки современной эпохи.

Психологи бьют тревогу: у современных детей не настраивают на обычные вещи, присущие определенной возрастной категории.

Сейчас не модно быть обычным ребенком, в жизни которого обязательно должны быть обычные вещи. Сейчас если игры, то не с куклами, а виртуальные.

Помню, с каким удивлением знакомый школьник рассматривал обычную кормушку для птиц.

Ребенок, который разбирался в гаджетах, никогда не видела, как смастерить простую кормушку.

В конце концов, родители большинства детей на такие «мелочи» не обращают внимания.

И вопросы типа «А как у вас в школе преподают уроки музыки?» у многих вызывает неподдельное удивление.

Духовная потребность слушать музыку

«И зря, — убежден ректор Национальной музыкальной академии Украины имени П.И. Чайковского Владимир Рожок. — Мы не представляли своей жизни без музыки. Все способствовало эстетическому воспитанию детей. Мы, сельские школьники, тянулись ко всему прекрасному, с удовольствием ездили в Нежин с нашим оркестром народных инструментов, пели в хоре».

Воспоминания детства сохранили благодарную память о руководителе хора, которому удалось объединить вокруг музыки сельских детей.

И неслась песня над селом, наполняя детские сердца внутренним светом.

Пели песни в обработке Леонтовича, а бессмертный «Щедрик» формировал эстетические вкусы на всю жизнь.

«Нынешнее состояние общества не может не тревожить, — рассуждает Владимир Рожок. — Недостаток духовности, пробелы в эстетическом воспитании сказываются. Жестокость, агрессия в подростковой среде — последствия равнодушия общества к духовным проблемам, ведь эмоциональная сфера человека развивается, не питается живительными ручьями народных песен. В свое время мы вместе с хоровым дирижером, композитором, педагогом Анатолием Авдеевским обращались в отраслевых министерств с просьбой сохранить в школьных программах такие предметы, как музыка, пение. Это не просто учебные дисциплины, а жизни духовной основа. Если будет петь школа, семья, то сохранится, не занемеет нация. Анатолий Авдиевский на это обращал особое внимание».

Мысль о том, что музыкальное искусство крайне необходимо, не новая. Педагог Василий Сухомлинский писал, что «познание мира чувств невозможно без понимания и переживания музыки, без глубокой духовной потребности слушать музыку и получать наслаждение от нее».

В конце концов, часто можно услышать замечание: разве не хватает сейчас музыки и зажигательных ритмов? И действительно, не хватает, ими перенасыщен информационное пространство.

Возникает вопрос только относительно качества, содержания того музыкального так называемого «продукта», которым так щедро угощают молодежь.

На самом деле имеем настоящие сокровища — народную и классическую музыку, фольклор, и все это должно питать человеческую душу. «Без народной песни невозможно воспитать-вырастить гармоничной личности», — убежден Владимир Рожок.

Ведь ценность их закодирована в глубинах народной памяти, является генетическим кодом нации. Народная песня связана с историей народа, его национальным сознанием, с «психологией творчества», как отмечал Иван Франко.

Стереотип относительно преподавания художественных дисциплин в общеобразовательной школе существует еще с советских времен.

Учителя, влюбленные в свой предмет, не могли реализовать себя в обычной школе, ведь количество часов, которые выделялись на эти предметы (музыка, рисование), была мизерной.

Так сложилось, что отношение к педагогам, которые преподавали художественные предметы в общеобразовательной школе, было, мягко говоря, несерьезным.

Поэтому квалифицированных кадров всегда не хватало, а родители и дети смотрели на эти предметы сквозь пальцы.

В нашем обществе до сих пор нет понимания того, насколько большое значение играют художественные предметы в воспитании детей.

Считать на математике, распевая

В то же время во многих странах мира давно поняли, что предметы музыкального и изобразительного искусства имеют огромный потенциал для развития творческой личности, формирование креативного мышления, развития чувственной сферы.

К примеру, в Японии, Финляндии, Великобритании всех детей, независимо от их музыкальных способностей, учат играть на музыкальных инструментах.

Издание TheGuardian рассказал своим читателям об опыте одной из британских школ, где доказали: успеваемость учащихся на выпускных экзаменах зависит от количества уроков музыки в неделю.

Директор школы пошел на эксперимент и ввел занятия с музыки, театрального и изобразительного искусства до школьного расписания.

То есть каждый день дети имеют уроки, которые традиционно считались второстепенными. Результаты не заставили себя долго ждать.

Если семь лет назад школу упоминали только в отрицательном контексте, то ныне ситуация кардинально изменилась.

Сегодня образовательное ведомство оценивает школу как такую, что имеет положительный имидж и входит в 10% лучших школ на национальном уровне с точки зрения прогресса учащихся в чтении, письме и математике.

Если в 2011 году уровень школы был на 3,2% ниже среднего показатель успешности школ в Англии, то в прошлом учебном году 74% учащихся в проверке чтения, письма и математики продемонстрировали высокие результаты.

Такие показатели являются крайне важными, если учесть, что в школе в основном учатся дети мигрантов из таких стран, как Пакистан, Бангладеш и Индия.

То есть для 99% из 510 учащихся английский язык не является родным, а половина школьников пришла на учебу, не зная ни одного английского слова.

Наплыв беженцев привел к напряженной ситуации в районе, и это не могло не вызвать беспокойство со стороны властей.

Школа, зато, стала духовным островком, где царит доброжелательная, творческая атмосфера. И хотя дети разговаривают тридцатью разными языками, это не мешает им разучивать пьесы Шекспира и исполнять песни группы «Битлз».

Джимми Ротерам, учитель музыки, уверен, что удивительные изменения произошли благодаря новаторскому подходу.

Музыка, театральное, изобразительное искусство способно творить чудеса. И пример английской школы, где произошли эти преобразования, подтвердил этот факт.

Если когда-то школьный концерт в конце учебного года посещало лишь несколько родителей, то теперь в школе наблюдается настоящий аншлаг.

Каждый ребенок занимается музыкой минимум два часа в неделю. Интересно, что пение включен также в другие уроки. К примеру, ученики поют даже тогда, когда… спрягают глаголы.

Впрочем, британцы не считают, что придумали что-то такое, чего нельзя объяснить с научной позиции.

Примененный в школе метод основан на подходе венгра Золтана Кодая, который предусматривает обучение детей сначала подсознательно, через музыкальные игры.

Дети изучают ритм, знаки руками и движения таким образом, что впоследствии поможет им в чтении, письме и математике.

Кстати, в 2016 году метод Золтана Кодая был включен в список ЮНЕСКО как часть нематериальной части наследия человечества. А в британской школе, где используют этот метод, убедились в его эффективности.

Учителя выяснили, что изучение отрывков из пьесы Шекспира «Буря» намного улучшило навыки чтения и письма у детей.

Музыкальное искусство как арт-терапия

Психологи убеждены: музыкальное искусство способно сыграть арт-терапевтическую роль, которая позарез нужна социума.

Сейчас информационные сообщения заставляют вздрагивать даже бывалых.

Жестокие игры современных подростков — тревожная примета суток. Кстати, в упомянутой британской школе педагоги отметили такую положительную тенденцию, как снижение социальной напряженности в ученическом коллективе.

А в школе, где учатся дети мигрантов, психологический климат был не самый лучший.

Рассказывали о случаях суицида, когда, не выдержав травли и унижений, с жизнью свел счеты один из школьников.

После смерти ребенка в школе ввели проект, который помогает учащимся бороться с неудачами, противостоять насмешкам и травлей со стороны сверстников.

Впрочем, руководство школы ставит целью улучшение психологического комфорта воспитанников; работает над созданием такой среды, в котором будет навсегда положен конец жестокости и насилию.

Конечно, дело это не мгновенная, а для достижения окончательных результатов требуется время.

Однако в школе убеждены, что именно благодаря эксперименту эти «молчаливые дети учатся бороться с эмоциями и негативом».

Нечего говорить о том, насколько актуальной является эта проблема для наших школ. В конце концов, все мы нуждаемся в психоэмоциональной поддержки — и взрослые, и дети.

В стране, где идет война, арт-терапия не будет лишней. Часто взрослые сами не знают, как помочь своим детям.

В то же время, убеждены психологи, от депрессий, нервных расстройств современные дети страдают не меньше, чем взрослые.

Поэтому приобретенный опыт самокоррекции эмоционального состояния средствами искусства тоже не будет лишним.

С точки зрения научного обоснования арт-терапевтическая функция искусства абсолютно доказана.

К сожалению, учителя-практики не используют эти важные исследования, тем самым лишая воспитанников действенной помощи.

Речь идет, в частности, о возможности моделирования эмоции средствами музыкального искусства.

К примеру, медленный темп плюс минорное окраска звучания в обобщенном виде моделируют эмоцию печали, передают настроения грусти, уныния, скорби, сожаления о прошлом, что не вернется; и наоборот — медленный темп плюс мажорная окраска моделируют эмоциональное состояние покоя, расслабленности, удовольствия.

Характер музыкального произведения в этом случае будет созерцательно-умиротворенным.

Быстрый темп плюс минорное окраски в обобщенном виде моделируют эмоцию гнева.

Характер музыки в этом случае будет напряженно-драматическим, взволнованным, страстным, героическим.

Как противоположность — быстрый темп плюс мажорная окраска моделируют эмоционально-радостное состояние.

В этом случае характер музыки должно быть жизнеутверждающе-оптимистичным, веселым, радостным.

Казалось бы, ничего сложного, однако без практического воплощения теория так и останется теорией. А главное — детей надо этому учить!

К примеру, что делать, когда на сердце грусть? Как помочь себе, когда весь мир вокруг превратился в мрак?

Главное — вовремя подсказать, помочь погрузиться в музыку, что будет тождественным твоему настроению.

Психологи утверждают, что сегодня крайне важно развивать эмоциональный интеллект, чувственную сферу.

В конце концов, учиться той тонкой «иррациональной» сферы, что делает человека человеком.

Важно не просто выйти из подавленно-депрессивного состояния, а уметь увидеть «свет в конце тоннеля», быть готовым самостоятельно корректировать свое эмоциональное состояние.

Если подросток, тоскуя, обращается к музыке Шопена («Прелюдия №4»), он готов пережить всю палитру сумму, сожаления.

Казалось, по такому состоянию трудно найти выход из негативной, сложной ситуации.

Однако арт-терапия поможет человеку — то ли взрослой, то ли юной — преодолеть жизненные невзгоды и перейти в другое эмоциональное состояние.

Мгновение — и звучит «Ноктюрн №2» гениального Шопена. И психоэмоциональное состояние меняется к лучшему, уходят тоска, грусть, скука.

Зато слушателя охватывают нежность, тепло, умиротворение.

А главное — волшебная музыку дарит надежду и помогает найти путь к самому себе.

Пусть даже не путь, а лишь тропинку. Впрочем этого будет достаточно, чтобы начать действовать и меняться.

Сегодня мы нуждаемся не только внутренней гармонии, умиротворения в этом бурном и жестоком мире.

Должны формировать патриотические чувства чувство-ценность, и здесь музыкальное искусство играет ведущую роль.

В конце концов, ничего нового здесь нет, ведь в украинских воспитательных традициях всегда использовался влиятельный средство — эстетическое воспитание.

И именно эти важные факторы сегодня должны возрождать — и хоровое пение, и драматические любительские кружки, и уроки рисования, и писанкарство. Ретро?

Отжившие традиции, не имеющих запроса в современном мире? Опыт британского образования, как мы убедились, свидетельствует об обратном.

Музыка как составляющая культурной дипломатии

Весьма показательным является пример культурного продвижения, которую основал в начале ХХ века Симон Петлюра. 1 января 1919 года Симон Петлюра пригласил к себе Александра Кошица и Кирилла Стеценко и предложил создать Украинскую Республиканскую капеллу.

Планируя промо-турне 1919 года для Украинской Республиканской капеллы в странах Антанты, Симон Петлюра знал, что «Европа не имеет чего-то подобного», а потому на украинцев обязательно обратят внимание как на уникальное культурное явление.

Впрочем, никто тогда не надеялся, что Украинскую Республиканскую капеллу как «проект культурной дипломатии» будут называть достойной мировой первенства.

«Украинские сезоны» превзошли все ожидания. Благодаря выступлениям хора американская пресса констатировала: наконец настал момент распознавания разницы между Украиной и Россией и их культурами.

Когда газета русских эмигрантов «Новое русское слово» пыталась приписать России хоровой успех украинцев, называя выступление Украинской Республиканской капеллы в Нью-Йорке презентацией «американской публике российского вокального искусства», на это немедленно отреагировали американские журналисты.

Один из авторов, которого захватили «фантастические и изящные колядки и щедривки» и «важно-суровые и веселые народные песни», отмечал: «Во всем том чувствует себя отдельный национальный дух, который не имеет ничего общего с так называемой «русской музыкой».

Разве этот пример не является красноречивым свидетельством того, насколько мощной может быть роль музыки в условиях, когда государство стремится за свою независимость?! Искусству под силу многое, и этим стоит воспользоваться, особенно сегодня, когда Украина продолжает борьбу.

Так что не такой он уже второстепенный, этот школьный предмет музыки. Предмет, на который традиционно привыкли не обращать внимание.

А если и обращать, то вскользь, милостиво выделяя из учебного процесса мизерные часа. Нужно пересмотреть такой подход? Ответ очевиден.

В обществе должно появиться понимание значения художественных дисциплин для формирования творческой личности, способной понимать себя и окружающих. И готовой творить музыку для эпохи современной.