Игры в дотации: кому из аграриев достались государственные 4 миллиарда

Экс-глава администрации Президента Борис Ложкин и Юрий Косюк в Давосе. (Фото со страницы Бориса Ложкина в «Фейсбуке».)

Подавляющее большинство бюджетных средств получают считанные аграрные холдинги.

Вместо поддержки мелких и средних фермеров, как в ЕС, правительство заигрывает с крупным бизнесом.

Или возможно иначе?

Дотации немалые, цены — тоже

В 2017 году общая сумма дотаций аграрным производителям составила 0,14% ВВП.

Казалось бы, небольшая цифра в процентном выражении. Однако в денежном она достигает 4 млрд. грн.

Сюрприза в распределении этих средств между компаниями сектора нет. Больше всего бюджетных денег получили «куриные» холдинги — «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка, почти 1,4 млрд. грн., и «Укрлендфарминг» Олега Бахматюка, 517 млн. грн.

В целом за 2017 год дотации смогли получить 1706 юридических лиц. Были среди них и компании, которым посчастливилось получить поддержку в размере 2 грн. за год.

Распределение дотаций вполне законный. Порядок выделения средств прописан в постановлении Кабмина №83.

Согласно этому документу, птицеводам позволили получить 50% от 4 млрд. грн.

По словам заместителя председателя Всеукраинской аграрной совета Михаила Соколова, правительство допустило грубую ошибку в формуле расчета дотаций.

В результате предприятия, которые занимаются и животноводством, и растениеводством, а это все средние и малые фермеры, участвовавшие в программе, не получали дотации.

Это привело к скандалу через получение почти половины дотаций двумя аграрными холдингами. Возникает вопрос: кого и как нужно финансировать?

Для оценки результативности дотаций нужно понимать ключевые показатели эффективности, которые ставили перед собой правительство и парламент перед их предоставлением.

Первоочередной задачей было поддержать отрасль животноводства. Каким образом дотации повлияли на количество поголовья и цены на животноводческую продукцию в Украине?

Никак. По данным Госстата, поголовье коров в 2017 году сократилось на 2%, свиней — на 8%, а кур — увеличилось на 1,7%.

После года дотирование животноводов не снизились и цены на их продукцию. В 2017 году курятина подорожала на 28%, телятина — на 33%, яйца — на 24%, молоко — на 21%.

«Государственную поддержку нужно рассматривать в трех аспектах: экономическая эффективность, коррупционные риски, влияние на конкуренцию», — считает заместитель директора Центра экономической стратегии Дмитрий Яблоновский.

По его словам, наличие положительного прямого экономического воздействия, например, уменьшение стоимости продуктов или повышения конкурентоспособности украинских экспортеров, является недостаточным обоснованием для выделения государственной поддержки.

Если такая помощь приводит к увеличению коррупции или негативно влияет на конкуренцию, то ее предоставление может быть нецелесообразным.

Или способствовали дотации искажению конкурентного поля на рынке курятины и яиц? Установить прямую зависимость трудно.

Впрочем Антимонопольный комитет исследует рынок курятины и рассматривает возможные нарушения.

Речь идет о злоупотреблении монопольным положением одним из крупнейших производителей куриного мяса и о согласованных действиях производителей.

По данным АМКУ, доля «Мироновского хлебопродукта» на рынке курятины в Украине составляет 38%.

После заявления комитета профильная ассоциация выступила с заявлением «Не давите на птицеводов».

По данным «Союза птицеводов», никаких оснований для обвинения производителей в нарушении законодательства об экономической конкуренции нет. Ассоциация считает, что подорожание куриного мяса объективное и обоснованное.

В частности, в 2017 году цены на корма выросли на 17%, на коммунальные услуги — на 10%, на топливо — на 30%, зарплаты в секторе повысились на 25%.

Гривна за год обесценилась относительно евро более чем на 20%, соответственно подорожали ветеринарные препараты, витамины, оборудование европейских производителей.

Поддержка наугад

Идея дотаций, очевидно, была заимствована в ЕС, где фермеры получают значительную государственную поддержку. Однако различие агросектора Украины и ЕС — в масштабах хозяйств.

В ЕС хозяйство с 1 тыс. га в управлении считают латифундистом, тогда как в Украине земельные банки нескольких компаний достигают 600 тыс. га.

В ЕС есть четкое видение причин дотирования сельского хозяйства.

«Не столько для бизнеса, сколько для поддержания социальной составляющей и ради продовольственной безопасности в широком смысле этого слова», — отмечает заместитель исполнительного директора фонда «Возрождение» Тарас Качка.

Кроме того, Евросоюз по меньшей мере раз в десять лет полностью пересматривает свою сельскохозяйственную политику — критически оценивает цель и механизмы ее достижения, а затем тщательно выписывает правила оказания помощи.

В Украине с оценкой целей государственной поддержки сложно. На сайте Минагрополитики опубликовало «Стратегию развития аграрного сектора экономики Украины на период до 2020 года».

Она предусматривает мониторинг, контроль и оценку реализации ее результатов. Однако данных об эффективности выделенных дотаций на сайте нет.

«Украинская система государственной поддержки строится наугад и ориентирована на развитие бизнес-составляющей», — считает Качка.

При таких условиях больше всего дотаций получает тот, кто умеет представить свою позицию во время бюджетного процесса.

По словам национального консультанта ФАО в Украине Тамары Осташко, малый и средний аграрный бизнес имеет ограниченный доступ к программам государственной поддержки.

«Сложность программ государственной поддержки и трудности при оформлении документации являются основными факторами, которые ограничивают доступ небольших сельскохозяйственных производителей к бюджетному финансированию», — комментирует эксперт.

По ее мнению, для малых сельскохозяйственных производителей следует разработать отдельную бюджетную программу по упрощенной процедуре участия, а также начать широкую информационную и консультационную поддержку.

Старший экономист проекта «Поддержка реформ в сельском хозяйстве и земельных отношениях в Украине» Киевской школы экономики Олег Нивьевский считает, что государственная поддержка АПК должна касаться повышения производительности.

Речь идет о научные исследования, развитие инфраструктуры, соблюдение правил пищевой безопасности, санитарные и ветеринарные мероприятия.

«В 2018 году правительство вновь направляет 4 млрд. грн. на поддержку животноводства. Расчеты за этим стоят? Не вижу смысла вкладывать деньги государства в строительство животноводческих комплексов, бизнес и так туда инвестирует», — говорит Нивьевский.

В проекте нового порядка распределения государственных средств по программе животноводства на 2018 год, который оказался в распоряжении ЭП, Минагрополитики рассматривает три направления финансирования.

Первый — удешевление кредитов для развития животноводства и птицеводства путем возмещения процентной ставки по банковским кредитам и погашение части кредита, привлеченного на строительство и реконструкцию ферм.

Второй — специальная дотация на содержание коров, выращивание молодняка крупного рогатого скота.

Третий — частичное возмещение стоимости племенных животных, строительства и реконструкции ферм, доильных залов, кооперативных мясоперерабатывающих предприятий.

Главным распорядителем бюджетных средств Минагрополитики. На уровне обладминистраций будут созданы конкурсные комиссии, которые будут заниматься отбором компаний для получения государственной поддержки.

Фактически это означает ручной отбор компаний на уровне областей, которые будут претендовать на государственную поддержку.

Тем временем, пока правительство заигрывает с бизнесом, в стране не решается проблема утилизации отходов животноводства, не финансируется закупка оборудования для лаборатории Держпродспоживслужби и роскошествует африканская чума свиней.

ВАЖНО ЗНАТЬ

В 2017 году на государственную поддержку агросектора было предусмотрено 6,3 млрд. грн. Из них 4 млрд. грн. потрачено на дотации производителям животноводческой продукции, 550 млн. грн. — на программу 20-процентной компенсации стоимости украинской сельхозтехники, 300 млн. грн. — на компенсацию кредитных ставок, 75 млн. грн. — на развитие хмелеводства, высадки садов, виноградников и ягодников.

ИМЕЙТЕ В ВИДУ

Дотация — это форма государственной поддержки. Ее размер рассчитывался как доля реализованной дотационной продукции в общем объеме реализованной продукции, умноженная на задекларированную сумму НДС с учетом коэффициента пропорциональности в соответствии с бюджетного финансирования.

Поскольку большинство аграрных производителей занимаются и растениеводством, и животноводством, то дотации они получили небольшие. Входящий и исходящий НДС корелювався так, что растениеводство «съедало» больше, чем генерировала животноводство.

Оксана ПИРОЖОК

(«Экономическая правда»)