Добрый книжно-интерьерный продукт: рецензия на «Кино, рожденное Украиной» Сергея Тримбача

Сочетание публікаторського бренда «Сергей Тримбач» с вечнозеленым трендом «антология кино» — замечательная PR-позиция.

Автор — всегда желательно-ожидаемый, когда хочешь узнать больше: он умеет рассказать о факте-событии всесторонне-увлекательно, включая кулуарным контекстом.

Поэтому книга «Кино, рожденное Украиной» (К.: Саммит-Книга) априори просится в руки.

«Иллюстрированная история» — так определен ее жанр. Что это такое — известно: заявка на бестселлер.

Михаил Грушевский приобрел популярность среди широких украинских слоев именно по тому, как опубликовал в 1911 году свою «Иллюстрированную историю Украины».

В подсоветской Украине эту книгу впервые напечатано 1990-го Обществом книголюбов, что придало организации славы и финансовой стабильности.

Оба издания Грушевского позиционировались в самый низкий ценовой категории, зато книжка Тримбача своим полиграфическим исполнением ориентирована на средний класс. Очень хорошо.

Вопрос лишь в том, тот средний класс не возведено политикой украинского правительства до пролетарского спроса?

Иллюстрированная история кино — весьма амбициозная идея. Потому что технологически воплотить ее слишком трудно — имеем избыток иллюстративного материала.

Выходов из кризиса два: жесткая структуризация «картинок» (именная, тематическая, проблемная) или ставка на способность автора-составителя проскальзывать между капельками.

В идеале — сочетание обоих подходов, но это будет слишком затратный проект, поднять который можно разве за бюджетный грант.

С грантами у нас до сих пор «нєпонятка», поэтому «Саммит-Книга» пошла единственно возможным путем: положиться исключительно на пластичность известного автора.

Следовательно имеем хорошую «книгу для журнального столика». Ее можно попутно листать множество раз, снова и снова получая визуальное удовольствие. Но попробуем ее еще и прочитать.

Сергей Трымбач — кино-критик энциклопедического уровня. Поэтому, постоянно имеем читательские открытия.

К примеру, такое: когда режиссер Михаил Карюков снял фантастический фильм «Небо зовет» (1959) о космические экспедиции советских и американских космонавтов, в Голливуде его посмотрели очень внимательно и «в «Космической одиссее 2001 года» Стэнли Кубрика использованы некоторые пластичные решения» нашей ленты.

А когда пишет, что лента Владимира Вільнера «Беня Крик» (1927) «и сегодня воспринимается как одна из лучших кинокомедий за всю историю отечественного кино», вас опосідає необорний влечение обратиться к киноархива для просмотра.

Так же, как и после авторской мікрорецензії на ленту Петра Чардынина «Укразія» (1925), которая «стала прототипом будущих суперуспешных советских фильмов «Подвиг разведчика» Бориса Барнета (1947) и «Семнадцать мгновений весны» (1973)».

«Подвиг разведчика», напомню, был культовым фильмом в течение по крайней мере двадцати лет; в год выхода стал лидером проката (22,7 миллионов зрителей), а сам «Барнет — в реестре выдающихся российских режиссеров кино.

Его фильм «Окраина» (1933) по многим экспертным опросам считается лучшей российско. лентой всех времен».

Так же интересно узнать, что по выходе фильма Игоря Савченко «Тарас Шевченко» (1951) исполнитель главной роли Сергей Бондарчук удостоен Сталинской премии и звания народного артиста в обход правила: сначала «заслуженный», «народный» республики, а уже далее «народный СССР».

Сталин разбирался в пропаганде — Шевченко в том фильме очень напоминает вторую, определенно имперскую, редакцию Гоголевского «Тараса Бульбы».

В тексте книги «Кино, рожденное Украиной» найдем даже мистику: актриса Инна Бурдученко во время съемок фильма «Цветок на камне» «погибла в пламени декораций.

После этой трагической смерти поползли слухи о том, что гибель является проявлением «мести небес» за антицерковную направленность киноленты. Действительно, римско-католическая церковь прокляла картину.

Кроме Бурдученко, вскоре ушли из жизни еще несколько участников работы над фильмом или их родственники».

Однако самые вкусные изюминки — в аналитических Тримбачевих интерпретациях. Скажем, о фильм Виктора Иванова «За двумя зайцами» (1961), который «не сразу завоевал широкую аудиторию, лишь с конца 1980-х он входит в число любимых (его герои и главные коллизии очевидно зримувалися с «базарно-рыночными» реалиями новейших времен)».

Или о кіностилістику целого периода в украинском кинематографе: «В 1960-е это станет общим местом — представление о необходимости начать революцию сначала, чуть ли не от самого выстрела «Авроры» (на этом настаивать, скажем, герои «Комиссаров» Николая Мащенко, который появился на экранах в 1971 году)».

Это хорошо прослеживается и в тогдашнем литературном процессе — от появления эссе Ивана Дзюбы «Интернационализм или русификация?».

По прочтении книги «Кино, рожденное Украиной» становится отчетливо понятно, что «Березиль» и Лесь Курбас — то не только театр, но и кино.

Некоторые Тримбачеві пассажи просто взывают о растолковывание, как вот такое: «В августе 1918 года гетман Павел Скоропадский издает приказ об украинизации кино».

Что такое в том историческом контексте «украинизация» — национализация кинопроизводства, языковая политика? Так же хочется знать больше о влиянии Гоголя на Довженко (режиссер накануне Второй мировой войны начал так и не законченную работу над «Тарасом Бульбой»). Последний тезис также настойчиво требует детализации.

Особенно, когда речь идет о «возвращении средневековой морали», тогдашней «готики», в эстетику для массового потребления.

Но альбомный формат рецензируемой книги не предусматривает такой детализации, поэтому даю читателю адреса для этого интеллектуального дайвинга: Сергей Трымбач, «Александр Довженко: Гибель богов.

Идентификация автора в национальном временипространстве» (Винница: Глобус-Пресс, 2007) и комментируемая Сек. Трымбачем сборник писем, воспоминаний, архивных находок «Довженко без грима» (К.: Кладовка, 2014). Последнее издание, кстати, стало лауреатом прошлогоднего рейтинга «Книга года».

Но есть в текстах С.Тримбача и высказывания, с которыми трудно согласиться, например, «гражданская война в Украине».

Мы не должны ее ни в начале прошлого века, ни сейчас — то все агрессия России. Встречаются и ядовитые советские тезисы без комментариев вроде: «Становится социалистом, превращается в самостоятельно мыслящего человека».

Или не відрефлексовані заявления типа «Дума о Ковпаке» — лучший фильм Т. Левчука». Оно-то, может, и так, но стоит «пропагандировать» фильм про классического террориста?

Это все равно, что говорить о Гончаревих «Знаменосцев».

То же самое видим и в пассаже «Александр Корнейчук — в 1930-1960-х годах. самый авторитетный украинский театральный драматург».

Корнийчук был талантливым літератом-пропагандистом и, очевидно, «авторитетным» в обойме ЦК — но зачем это так неуклюже подавать нынешнему читателю?

Но есть в книге и такое: «После просмотра «Арсенала» (1929) Иосиф Сталин сказал: «Настоящая революционная романтика».

Зато украинские писатели отнеслись к фильму критически — как такого, что подыгрывает московской власти и ее политике в Украине».

Думаю, все эти сентенции является, скорее, следствием отсутствия редактора, который обладал бы напомнить автору о недопустимости терминологии и фразеологии советского дискурса, в которых он допустил, надеюсь «автоматически».

В любом случае имеем книжку, что заполнит лакуну знаний читателя из «среднего класса» (если такой действительно есть) в понимании истории украинского кино, которое действительно опиралось имперским воздействиям; осуществилось в нескольких мировых шедеврах и — если посмотреть в телевизор — не отстает сегодня.

Книга Сергея Тримбача «Кино, рожденное Украиной» — добрый книжно-интерьерный продукт. Она, самим фактом своего появления, дает знать, куда следует двигаться дальше: придание указателей, визуальное и проблемно-тематическое структурирование, четче позиционирование для потенциального покупателя. Надеюсь, мы этого дождемся.

* Рецензия на книгу еще одного номинанта Дмитрий ГОРБАЧЕВ. Случаи (К.: Артбук) опубликована в «УМ» от 11.07.2017.