«Центр деловой активности смещается на Западную Украину»

fujikoraНачальник управления инвестиций Львовской ОГА Роман Матис — о новых рабочих местах, о том, почему война не мешает инвестициям, и как преодолевают коррупции совместно с бизнесом

Недавно вблизи Львова, в Яворовском районе, японская компания «Фуджикура» открыла свое производство, благодаря чему на рынке труда появились новые рабочие места. Представители власти на Львовщине обещают, что это только начало. Уверяют, на область ждет экономический успех, в частности благодаря привлечению инвесторов.

Об инвестиционных перспективах говорим с руководителем соответствующего управления облгосадминистрации Романом иметься (на фото).

— Инвестиции во время войны — это реально?

— Как показывает мировая практика, война — лучшее время для инвестиций, как бы это «дико» ни звучало. Западная Украина как раз является хорошей площадкой для инвестирования. Многие бизнес территориально переместилось сюда. Например, один из деловых журналов сейчас начал выходить на украинском языке. Когда главного редактора спросили, почему так, он сказал: «Центр деловой активности сместился на Запад. Новые правила игры ».

— Говорите о внутренние инвестиции?

— Не только. Есть ощутимый интерес компаний из западных стран. Проекты, которые планировались реализовывать где в Херсонской, Николаевской областях, дорогие проекты с европейскими деньгами, замороженные и ждут лучших времен. В Западной Украине таких проблем не ощущается.

Конечно, Украина не стабильна, и всегда будут компании, которые категорически будут инвестировать в страны, где ведется война. Но настоящий бизнес тот, который рискует, он понимает, что сейчас хорошее время для инвестирования.

— Есть мнения, что во время войны, особенно в Украине, надо отдавать предпочтение внутренним инвесторам, потому что таким образом поддерживаем украинскую экономику …

— Обороты украинского бизнеса существенно уменьшились. Направления, которые давали много экспорта, которые были интересны для инвестирования, или совсем не доступны, или под сомнительным доступом. Говорю о руду, уголь, то, что или на оккупированной территории, или в зоне обстрела. На самом деле, украинские олигархи продолжают инвестировать, потому что для них это понятная ситуация. Но ни один европейский инвестор на границе зоны конфликта, где проводятся артиллерийские обстрелы, добывать какие-то полезные ископаемые не будет. Мы же себе задачу поставили работать больше с внешними инвесторами. Потому что механизм «Львовщина — фабрика Европы» прост, понятен и с быстрым результатом. Если кто-то начал рассматривать Украину как потенциальная площадка для инвестирования, то с ними работать не является сложно.

— Вы в областной государственной администрации инвестициями занимаетесь несколько месяцев. Расскажите о концепции вашей работы.

— У меня сразу было понимание, что долгосрочные стратегии нам не подходят. Нам надо инвестиции быстро. Если мы не обеспечим сейчас достаточного количества рабочих мест и нормальной оплаты труда, то рассчитывать, что финансовые результаты области будут меняться, не приходится. Если люди зарабатывают хорошо и тратят эти деньги, соответственно, активизируются сферы услуг, продажи продуктов питания, бытовых вещей и тому подобное.

Такие быстрые решения — это как раз обращение к компаниям, которые 15, 20, 25 лет назад зашли на восточноевропейские рынки производства. Они шли туда по доступной рабочей силой, дешевым сырьем и энергетическими ресурсами. В то время Польша была мегадоступною страной, Словакия, Румыния, Венгрия аналогично. С тех пор на восточноевропейских рынках все кардинально изменилось: для того, чтобы говорить о работе с неквалифицированным работником, надо понимать, что такая работа стоит 500-600 евро. У нас в результате войны, в результате инфляции, если компания будет платить неквалифицированном работнику 200 евро уже обложенных на руки, то у нее будет очередь из желающих работать.

— Но звучат мнения, что на самом деле ничего хорошего в этом нет …

— Только скептики и фанаты «измены» могут такое говорить. Так же 20-25 лет назад те же компании, немецкие или австрийские, рассматривали так Польшу. Где Польша? Это ступень, на которую должны наступить, чтобы двигаться дальше, и через которую не можем пока переступить. Лучше меньше получать здесь, но жить в доме, со своей семьей, видеть своей детей. Это меньший заработок, но достаточный для наших условий.

— Коррупционные скандалы на общероссийском уровне чуть ли не ежедневно возникают. На Львовщине, правда, не было таких громких коррупционных разоблачений, но чувствуете в инвесторов предостережение?

— Когда такие скандалы вылезают в информационное пространство, ничего хорошего в этом нет. Такие вещи вредят. Меня лично это раздражает. Я понимаю, что у нас есть коррупция. С другой стороны, вижу пример Львовской области. Мы за последние полгода провели 5 или 6 «круглых столов» с импортерами, производителями, ассоциациями, чтобы они рассказали, где у них есть проблемы. На тех встречах присутствовали представители различных ветвей власти. Мы говорили о том, что бизнес — это развитие, это рабочие места, это налоги, это то, за счет чего мы можем развивать культуру, медицину и т. Д. Поэтому давайте не будем им мешать работать, будем помогать.

У нас, когда возникает проблема, так как одно таможенник требует 300 долларов взятки, то его просто ловят, заводят дело, сажают и на том точка.

— Вы хотите сказать, что сообщение о задержании, которые время от времени возникают в львовском пространстве, это благодаря сотрудничеству с бизнесом?

— Да. Мы им об этом постоянно на встречах говорим: если от вас пытаются получить какую-то неправомерную выгоду, звоните нам. И мы поможем вам эти деньги им передать, а соответствующие службы их за это закроют. На том вопрос будет решен.

— А как компании чувствуют, что здесь меньше коррупционные риски?

— Благодаря общению с другими компаниями. Поэтому мы большое внимание уделяем работе с уже работающими бизнесами.

На самом деле, иностранец не имеет никакого понятия, какой уровень коррупции в Украине, формы, какие масштабы. Но благодаря информационному пространству у иностранцев складывается впечатление, что Украина — самая коррумпированная страна в мире. Чтобы убедить их в обратном, надо приложить усилия. И в этом помогают другие компании, которые рассказывают: действительно, у нас там что-то требовали, мы обратились в областную администрацию, или в государственную фискальную службу, и вопрос был снят. Да, это плохо, что это делается в ручном режиме, этого вообще не должно было существовать, но наивный тот, кто думает, что в мире не существует коррупции. Вопрос только, где она есть, в каких объемах и лоббируется с помощью коррупционных схем.

— Что еще мешает ведению бизнеса?

— Валютная политика, препятствование свободному перемещению капиталов. Заставлять продавать 75 процентов валютной выручки, независимо от их размера, в тот же день по существующему курсу — это раздражает бизнес. Но это они еще могут пережить. А вот запрет вывода дивидендов за границу останавливает бизнес от инвестирования в Украину. Если они зарабатывают здесь деньги, они должны либо тратить их все, или инвестировать здесь в развитие бизнеса. Но инвестировать без конца невозможно. Люди хотят зарабатывать деньги, или погашать кредиты, взятые в Европе. Не имея возможности вывести дивиденды, не погасят эти кредиты.

У нас был пример, когда компания начала здесь расширяться, они были активны, пока не пришло время погашать кредит за рубежом. Когда поняли, что заработанными здесь деньгами не могут погасить кредит, вопрос расширения бизнеса завис.

Также мешает зарегулированность многих процессов. Например, обязательная регистрация инвестиций для получения таможенной льготы. Это процедура, которая не имеет никакой логики. Хотя некоторые чиновники мне оппонировали, что так инвесторы к нам хоть чего-то приходят. Нет смысла людей, которые уже приняли решение об инвестиции и начинают работать, заморочуваты нашей бюрократией. Есть проект закона об отмене этой регистрации, первое чтение он прошел.

— Жителям каких районов Львовщины стоит в этом или следующем году ожидать появления новых рабочих мест благодаря инвестициям?

— Всем районам, подальше от границы. У компаний, которые имеют уже опыт Польши или других соседних с Украиной стран, есть понимание, что в приграничных районах населения или уже поехало на работу за границу, или занимается «човникуванням», или контрабандой. Рассчитывать, что эти люди будут работать на предприятиях, не стоит. Поэтому иностранные компании, страхуясь, просят показывать им районы, отдаленные от границы.

Важное для инвесторов вопрос наличия хороших отелей. НЕ супердорогих, но чистых, современных. Менеджмент нуждается приезжать на производство, и им надо где-то останавливаться. Вероятность, что инвестор выберет Дрогобыч или Стебник, откуда недалеко до Трускавца, значительно выше, чем, скажем, Старый Самбор. Отели важны не только для туризма, но и для бизнеса.

— А горные районы?

— Есть инвестор, который готов вкладывать средства в Сколе. Но процесс затормозился из-за вопроса со свободным обращением валюты. Совет директоров принял решение вкладывать деньги в комплекс, но пока ждут.

— Судя по нашему разговору, вы оптимистично смотрите в будущее …

— Всех убедить инвестировать в Украину невозможно, но и тех, кто готов инвестировать, хватает. Надо их искать, предлагать, общаться, показывать другие подходы, активность со стороны органов власти, в которой бизнес не привык и воспринимает это с большим изумлением. Если это делать, то результаты так или иначе будут.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *